О природе стукачества

25.12.2015 / / Мнений — 138 / Статей — 96 / Дата регистрации — 23.09.2013

Жалоба на нарушение

Задумал написать глобальную работу о происходящих в мире изменениях. Понимаю, что в Украине, в силу движения в сторону Европы, эти изменения должны (а будут ли?) протекать быстрее, чтобы учесть достижения цивилизованных стран прошлых лет и текущие изменения в развитых демократиях. И в этой работе решил рассмотреть один скользкий момент, присутствующий в культуре и традиции Западного общества.

Кураев как-то назвал западную цивилизацию обществом стукачей. И, боюсь, что после эпохи сексотов НКВД, стукачи гомо-советикус будут мерещиться везде, и там где есть явление, и где его нет. Мы будем гармонизировать законодательство с ЕС, перенимать их опыт построения гражданского общества, контроля власти, гражданского контроля на уровне нормального правопорядка. Потому, надо понять нравственную сторону традиционных для Запада поступков людей, которые осуждаемы нами, исходя из аллергии на стукачество и лжесвидетельство совковых времен.

стукачО чем речь? Сосед/совершенно чужой человек неправильно припарковался, утаил доход или актив от налогообложения, в общем, совершил какое-то правонарушение, а заметивший это звонит в соответствующий карательный государственный орган и сдаёт нарушителя. Того, кто сдаёт, мы называем стукачом. Но насколько это оправдано? Представьте, вам не спится, и вы подошли к окну, и видите, как воры лезут в квартиру. Вы позвонили в полицию, и воров задержали. Вы, стукач? Нет. Как и в случае, если автомобиль на стоянке с дефицитом места поставлен так, что занимает сразу два места, даже если вам это не мешает, и вашей машине нашлось место. Как и в случае утилизации мусора без сортировки или в неположенном месте. И т.п.

Я специально привел примеры, где есть нарушение, но лично вам оно не мешает, но оно игнорирует справедливость и закон. Бывают донесения, когда нет прямого ущерба, но есть косвенный. Например, в случае неуплаты налогов по скрываемому активу или доходу. Неуплаченный налог человеком вроде не ущемляет нас. Но он нарушает справедливость. Почему один человек должен платить налоги, обеспечивая доходами государство и даже пенсию родителям неплательщика? А другой – имея бОльшие доходы, получает обеспечение косвенных, а иногда и прямых благ за счет более честного и бедного человека. Почему, когда таких людей выводят на чистую воду из налоговой полиции или из аудиторской компании – это прекрасно, а когда это делает гражданин – это стукачество? Надо разбираться. Есть ощущение неправильности поступка, поскольку произошло…

…нарушение порядка инстанций

Если нарушение делается умышленно с ущербом для конкретного человека или группы людей, и человек или группа обращается в вышестоящую инстанцию для защиты своих интересов, это стукачество? По-моему, нет. Когда-то мы даже об этом спорили в семинарии.

Жили мы в Переходном корпусе, где в комнате было около 20 человек. И вот, освоившись, три человечка решили завести «традицию» после отбоя мутильником кипятить чай, и пить его, с соответствующими звуками. А народ в комнате разный: кому в 5 утра вставать на послушание в столовку, я ходил три раза в неделю на послушание в знаменный хор. Служба начиналась рано, потому встать надо было в 6. Кто шел «на подсвечники» или в другие хоры в разные храмы Лавры. И так постоянно. Народ не высыпается, а тут еще бульканье мутильника, разговоры и сёрбанье чая. Возмущения парировались: та мы быстро, та мы 10 минут. Ну, в общем, в конце-концов, после игнора братьев, включая старшего по комнате, пацанам сказали, что придётся обратиться к отцу Аристарху. Пошли обидки, ярлычки – «стукачи», хотя мы с моим товарищем рассуждали так. Если бы оные пацаны, которые заявили, что пойдут к Аристарху, сделали это тайно, без предупреждения, то это было бы стукачество. А вот коль они предупредили о такой возможности чаеманов, то в этом нет стукачества по природе. Мы определили это как обращение к властной инстанции, когда собственных властных полномочий, без применения физического насилия, недостаточно для решения проблемы.

Глядя с высоты сегодняшнего понимания, чаеманы явно нарушали режим, чай мутить после отбоя категорически запрещено, а значит, любая форма прекращения их нарушения допустима, хоть тайная, хоть явная. Просто явная выглядит более человеколюбиво, давая нарушителю шанс исправиться по доброй воле, без применения к нему карательных действий специальной инстанции, от которой он может понести некоторый ущерб. Это как в рекомендации Христа: 15 Если же согрешит [против тебя] брат твой, пойди к нему и с глазу на глаз укажи ему на вину его. Если послушается он тебя, приобрел ты брата своего. 16 Если же не послушается, пойди к нему с кем-нибудь, с одним или с двумя, ибо каждое дело подтверждается устами двух или трех свидетелей. 17 Если их он тоже не послушается, скажи общине; а если он и общины не послушается, пусть будет он для тебя подобен язычнику и сборщику налогов. (Мф. 18:15-17)

И в том, что без привлечения свидетелей, и не говоря ни слова самому обидчику, сразу обращаться к общине – не по-христиански. Потому и душа-христианка чувствует неправильность тайного доноса, если не попытался вразумить сам, а сразу – в высшую инстанцию. В теории для нехристиан это выглядит как звонок в полицию, когда ты услышал, что ключи подбирают к твоей двери. Да, ты можешь спугнуть, показав, что ты дома. А можешь и привести к наказанию вора, как и в случае, когда вы заметили, что лезут в другую квартиру, обратившись сразу к карательной инстанции. Но естественнее для нас – спугнуть вора, а для западной традиции – сразу обратиться незаметно к высшей инстанции.

Я сам так вряд ли стану поступать, кроме явной угрозы для жизни. Но и осуждать иные поступки не стану, если есть нарушение закона/интересов/правопорядка с вероятной угрозой для жизни, здоровья или свободы человека. Мы не знаем, кто за дверью, вор или грабитель. И если грабитель, то разговоры разговаривать с обидчиком откровенно опасно. Но, если угрозы нет, то нарушать последовательность инстанций решения проблемы, прибегая к высшей, и минуя возможность разойтись полюбовно, – неправильно. И это похоже на стукачество.

Ценности Западной цивилизации все дальше отодвигаются от христианских нравственных норм. Потому, нарушение порядка инстанций, скорее всего, может требоваться в законах и неписанных правилах поведения при нарушении прав или интересов одних людей другими людьми. Т.е., евангельская норма может быть просто выдавлена из моральных устоев определенных сообществ под благовидным предлогом того, что наводить справедливость – функция государственных органов и властных институтов. И нечего самим пресекать насилие или нарушение.

Это вполне может быть, если исходить из описанных случаев насилия европейских женщин сирийскими мужчинами из беженцев, когда европейские мужчины, вместо попытки отстранить насильника, звонят в полицию, не вмешиваясь. Хорошо, хоть на телефон не снимают. Нам это дико слышать и читать, но, видимо, такая традиция, которая приводит к тому, что мы интуитивно осуждаем, и эту инфантильность, и привычное нарушение порядка инстанции, когда можно не нарушать. Наверное, это и подвигло Кураева к жёстким оценкам западной цивилизации за эти нюансы. Может, он в этом увидел аналог из своего опыта.

Да, реальное тайное доносительство процветало в стенах духовных школ. Часть смахивала на аморальное стукачество, а часть – на приведенный пример с чаем. Тогда мы с моим другом Андреем Зуевским природу стукачества не разобрали на запчасти. Мы чувствовали, что дело в нарушении порядка инстанций, но тогда этот принцип не сформулировали. Первой инстанцией всегда должен быть обидчик, как и сказал Христос в вышеприведенной цитате. И если он тебя не послушал, или даже послал подальше, ему говорят открыто и предупредив, что обращусь туда, откуда указание он не сможет проигнорировать, и даже может быть наказан. В таком случае, эти действия точно не будут стукачеством. Совершенно точно. Но… есть еще нюансы, которые нам тогда и в голову не приходили. И они всплывают в связи с наблюдениями за практикой доносительства в разных странах, включая бывший СССР. Потому, в данной работе хочу восполнить понимание внутренней сущности явления для собственной нравственности и установления пограничных столбов, выход за которые будет, таки, аморальным поступком.

Правда и ложь доноса

Речь пойдет о явном грехе, который определяется в Декалоге – лжесвидетельстве. Если в доносе есть жалоба на явное нарушение, и доноситель имел веские основания опасаться за свою жизнь и здоровье, если бы начал с первой инстанции (самого обидчика), то в таких действиях нет ничего осудительного. Но в доносах нередко может содержаться субъективная оценка чужих действий, которая представлена как нарушение, но, если разобраться, его на самом деле нет. «Он слушал джаз, значит он агент ЦРУ». «Он по ночам слушает радио, значит – американцев, значит – враг народа». Бред, но он принимался, и людей осуждали на многие годы.

Но в СССР было и похуже. В доносы вставляли нередко явную ложь, построенную на догадках, когда человек мог просто вести себя не шаблонно, мог сказать критическое замечание в сторону власти, не будучи при этом американским шпионом и врагом народа. А мог и ничего не говорить и не делать, но подлецу просто захотелось сделать подлость или таким «оригинальным» способом увеличить жилплощадь. И в условиях уродливого сталинского режима эта подлость практически всегда реализовалась. Для репрессивной машины было все равно, написан правдиво донос, или же это лживый продукт индивидуальной подлости, зависти или каких-то личных обид.

Но самые потрясающее, что были случаи открытого «наезда», когда жертву предупреждали, что мы на тебя донесем и тебе хана. И были наивные, которые думали, что при их чистоте перед законом они оправдаются. И именно об этом нюансе я говорил в конце предыдущего раздела. Вроде бы последовательность инстанций не нарушена, и даже в основе лежит факт, который имел место, но он совершенно не подтверждает выдуманную версию доноса.

И здесь у меня вопрос и к самому себе и к читателям: а лжесвидетельство – это вообще стукачество или нет? Мне кажется, что нет. И нужно вещи называть своими именами. Стукачество – это нарушение последовательности инстанций при полностью справедливых и обоснованных обвинениях в нарушениях. Это попытка вытребовать человеческой кары там, где по любви можно было без нее обойтись, и, в отдельных случаях, как у Честертона в рассказах об отце Брауне, подтолкнуть грешника к раскаянию. И отец Браун ценил это гораздо выше, чем наказание преступника. Потому я бы лжесвидетельство (хоть тайный донос, хоть открытый донос) называл бы именно так как есть, ну или клеветой. Это, если так можно сказать, стукачество в квадрате, но не оно само по себе.

Предательство и верность слову

Вам доверили тайну. Раскрытие тайны обязательно приведет к ущербу доверившегося. Возможно, в тайне есть признаки нарушения или преступления. Но вы дали слово молчать. А потом взяли, и огласили тайну, или даже донесли в карательные органы. Тут и нарушение порядка инстанций, и явное предательство. Это случай воспет у Талькова по поводу исповеди и сохранения её тайны: «Где священник скрывает под рясой кэгэбэшный погон». Там именно за тайной на исповедование и поставлялись.

С идентификацией предательства иногда бывают проблемы. Наш разведчик в тылу врага – герой, а для врага, под которого он косит, – предатель. Ему там доверяют тоже живые люди, надеющиеся на его порядочность и верность, а он строчит послания, как Юстас Алексу. Потому, у меня давно слетела детская шелуха с глаз о благородстве служения разведчика, у которого две стороны и масса лицемерия.

Для себя понимаю так, что нельзя вестись на фразы от людей с сомнительной репутацией, типа: «Пообещай, что никому не расскажешь то, что я тебе скажу». Но если пообещали, и впутались в мутное дело, то слово надо держать. Если же сохраненная тайна толкает человека на новые преступления, то держатель тайны может пригрозить раскрыть её, если преступник не остановится. И, с условием предупреждения, и для пресечения новых преступлений, если человек проигнорировал предупреждение, тайна может быть раскрыта. Но без предупреждения и/или без угрозы нарушений, будет квалифицироваться как форменное предательство. Потому, в подавляющем большинстве случаев, нарушение слова в соединении с доносом в карательные органы – это отягчающая форма стукачества.

Если же сохранение тайны не было обусловлено словом, а действие явно преступное, например, коррупционер от вас требовал взятку за решение дела, которое он и так обязан был решить без мзды, то секретное обращение в вышестоящую инстанцию будет оправдано. Иначе, если вы пригрозите раскрытием коррупционного действия, то чиновник откажется и заблокирует решение вашего вопроса, а у вас не будет доказательств. Я бы это назвал фиксацией факта преступления, когда вас к нему принуждают, и соблюдение инстанции приведет к тупику решения проблемы.

Секретность

В СССР, в коммунистической охранке, было много секретных сотрудников (сексотов), которые работали на обычных работах, но состояли на тайной службе в карательных органах. Они доносили на своих сослуживцев, соседей по поводу антисоветских настроений. Нередко, эти настроения были объективны. Но если бы, не нарушая инстанции, человек предупредил об опасности таких разговоров, то выручил бы другого от преследования. И опасности никакой в этом случае нет. А не послушает, тогда другой коленкор. Но сама природа сексотов предполагала изначальное нарушение последовательности инстанций и тайность доноса от обвиняемого.

Это как в случае, если бы один человек, как где-нибудь в Швейцарии лет 20 назад, видя, что другой человек выбрасывает из машины мусор на обочине, начинает это снимать на видео, а после того, как тот уедет, начнет звонить в полицию. Хотя по-христиански было бы подъехать и сказать: братэлло, забери свой мусор и оплати его утилизацию, иначе мне придётся обратиться в полицию. И вопрос был бы закрыт. А секретность доноса сразу делает вроде бы правильный поступок (мусор на обочине, уклонение от оплаты утилизации) – стукачеством.

Но если тайность естественна, и обусловлена обстоятельствами, то в этом нет гнилого духа. Например, чел неправильно припарковался (в нашем доме так было, что затруднен выход из подъезда), и ушел. Вы увидели ситуацию постфактум. В нашем случае поступили так: стукнули ладонью по стеклу, сработала сигнализация, хозяин объявился, и его вынудили перепарковаться. Но в Штатах наверное так нельзя стучать по машине. Потому там звонят в полицию, если чел припарковался в месте для парковки людей с ограниченными возможностями. Ну и если чел где-то в офисе на 101 этаже, то замахаешься ждать, чтобы объяснить ему причину. Потому, звонок в полицию, например, сотрудника рецепции офисного центра, вполне оправдан.

«Пограничные столбы»

В общем, можно подвести итоги разбора темы. Если по-простому, то стукачом можно назвать человека, который в попытке пресечь объективное нарушение или преступление:

  • без оснований нарушил последовательность инстанций изменения ситуации;
  • сделал это в тайной форме.

Основаниями для нарушения этих двух ключевых принципов может быть:

  • угроза жизни и здоровью доносителя;
  • объективная недоступность первой и промежуточных инстанций;
  • принуждение к участию в преступлении.

Синонимичным понятием стукачеству, в области не просторечных понятий, является предательство.

Лжесвидетельство и клевета к стукачеству, по сути, не имеют отношения. Если и попытаться их осмыслить в русле этого явления, то они могут быть определены как маргинальные формы предательства. В стукачестве, ключевой посыл, – в справедливой сути доноса, но аморальной его реализации.

К зарубежным моим френдам

Почитайте все выше написанное и дайте комментарии. Я ведь знаю о явлении понаслышке, а вы там живете. Правильно ли я понимаю суть явления и практику цивилизованных стран по участию гражданского общества в воспитании нерадивых своих членов? Может быть есть нечто, на что я не обратил внимание, и что требует осмысления? Может быть, я в принципе что-то неправильно понял в западной практике доносов, то подкорректируйте.

Обсуждение


  1. Предупреждений - 0
    отец Николай
    Гость
    21:27 27.12.2015

    Интересные и полезные выводы для оценки своих поступков. Но жизнь сложнее. Особенно, если кого-то обижают, и пока вызовешь полицию, человека могут и убить.

  2. Вячеслав Король
    Кандидат
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    22:55 27.12.2015 / Мнений — 138 / Статей — 96 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Это другой аспект проблемы. Меня интересовал контекст доносительства. А это вопрос очередности своей реакции и обращения к силовой инстанции. 

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


8 − восемь =