Ожегов, «окраина» и великоросский шовинизм

11.02.2019 / / Мнений — 152 / Статей — 114 / Дата регистрации — 23.09.2013

Один из френдов на ФБ выложил вот такой пост и картинку, которую и я приведу ниже.

51588535_2198122503582332_4613237927550386176_n

Согласно Ожегову выражение «на Украине» вместо «в Украине» возникло в русском языке под влиянием украинского языка . 

 

Френд – толковый. Зачем перепостил тенденциозный материал, не знаю. Просто, может, не в теме, и повёлся на развод от российских «любителей» Украины. В итоге, я ему написал три коммента, для чего задействовал гугл-переводчик. В результате микроисследования для доказательства того, что понимал интуитивно, наткнулся на интересные параллели. В итоге, сам для себя обосновал то, что понимал бездоказательно, просто потому, что украинский для меня родной язык.

Комментарии немного отредактировал и сделал уточняющие вставки, иначе непонятен будет контекст полемики. В итоге получился небольшой опус, который дает пояснения  почему «в Украине», а не «на Украине», и почему Украина – это не Окраина, а подчеркивание того, что это страна с претензией на самоопределение во времена, когда появилось это название.

Не использую украинские буквы, чтобы понять мог весь рунет. Но стараюсь отразить русскими буквами так, как произносим это мы, украинцы.

 

Если посмотреть на фото с текстом и на саму цитату, то отчасти можно согласиться с использованием предлога «на». Когда Украина входила в Российскую империю, то “на” было нормально, как и «на» неопределённой Руси. “В Руси” – никто не говорил, ибо у неё просто не было внятных границ. С тех же пор, как появилась УССР, пусть и с чисто декларативным правом на самоопределение, и четко определёнными границами, неправильно говорить “на” по отношению к тому к тому, что не является островом, рекой, морем или территорией без чётких границ. Я уж не говорю о суверенной стране, которой Украина является с 1991. А то, что в статье приведено, местами улыбает. Разве не говорили «на Смоленщине»? Даже вод БГ поёт: «На всей Смоленщине нет кокаина, это временный кризис сырья».))) Но ведь это не отменяло «в России»!

Про «окраину» вообще отдаёт идиотизмом, кто знает, что у очень многих славян, кроме русских и болгар, крайина – это страна. А вот окраина на украинском – околыця.

 

Френд:

Оукрайна – именно окраина территории, субъекта, околица – окончание поселения, кольцевого ограждения. страна есть страна, немного др.слово

 

Скажите это западным, юго-западным и центральным славянам. Под всем, что они вам скажут, как говорил Кураев, я готов заранее расписаться. «Страна» есть только у русских и «страната» – у болгар. У украинцев, белоруссов, поляков, словаков используется корень «край» или конкретно слово «краина». Специально использовал гугл-переводчик. Не верите, – перепроверьте. Корень «держава» есть у словенцев; «земля» – у македонцев, сербов, хорватов, чехов. Что касается слово околыця, не делайте выводов по русскому использованию. У нас есть выражение “на околыцях державы”. А слова «окраина», подобного беларусскому «ускраина» у нас никогда не было. У европейских славян практически у всех, включая поляков окраина – это корень марджа. Удивительно родство с английским «margin» – предел. Так вот, в контексте «предел», «пределы земли» у украинцев есть слово общее для всех славян – мэжа. У западных и балканских славян «марджа» обозначает и семантику слова «окраина» (Гугл-переводчик вам в помощь).

У меня только вопрос. Откуда вы взяли слово “оукрайна”? Украинцам оно не ведомо.

 

Френд:

из летописей

война1

Украинский язык обособленно начал формироваться от Даниила Галицкого, постепенно вычленяясь из старославянского, и приобретая свои местные особенности. Может в летописях и сохранилось это слово (но тогда это был вполне конкретный термин, а не название конкретной страны). Но в том языке, которым говорили в 17 веке при Богдане, уже окраины у нас не было. А вот Сечь уже была, и у неё были границы. И буквально чуток ниже, вы поймёте, почему возникло обозначение Украина.

Украйина или Вкрайина, как встречается в поэзии Шевченко – это что-то, типа, “в стране”. В украинском два предлога для семантического “внутри” – “у” и “в”. И чтобы вы до конца поняли, что это таки “в стране”, а не российская “окраина”, знаете, как на чешском существительное “страна” в именительном падеже? – “v zemi”, а у украинцев получается “в країні”, “у країні”, по-русски – “в стране”.

Даже у родственных вам болгар, «страната» – это конкретная стран, «эта страна». Да, не «в», и не «у», но подчеркивание, что не просто «сторона», а конкретная сторона. И когда украинцам, чтобы выжить в польско-российско-татарских тисках нужна была государственная и территориальная идентичность, они её заложили прямо в название.

 

А домыслы Ожегова – не от большого ума, но зато от большого и неубиваемого империалистического наследия и великоросского шовинизма. Каким быдлом нужно считать украинцев, чтобы допустить, что в воспетом у Шевченко названии, в своём важнейшем символе идентификации, украинцы сами заложили свою «окраинность» к великому российскому брату. Воистину, как у Оруэлла, «Большой брат любит тебя». И сочиняет бредни, как плод своей «любви».

Нет, «брат», мы в название своей страны заложили то, что у нас с тобой (и остальными) есть межа. И лучше её не двигать. И этимологически тоже.

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


+ 5 = одиннадцать