Почему я не хочу в Союз?

07.05.2014 / / Мнений — 152 / Статей — 153 / Дата регистрации — 23.09.2013

сссрПолучил фидбэк по прошлой статье на «фэйсбуке» и «вконтакте» в личку. Типа, «Чего ты взялся за совок? Тема избитая, писаная-переписанная. Да и народ не сильно хочет в совок, а хочет просто стабильности». Но позволю себе не согласиться с этим. В предыдущей статье я вставил фото, на котором несут огромный красный флаг с серпом и молотом. Это фото не из советских времен, а из Одессы 2-недельной давности. На увеличенном фото видно, что флаг несут люди, и моего возраста, и совсем молодые. Они несут именно советскую символику, даже не российский триколор и не плакаты «Долой хунту!». Т.е., это не тяга к стабильности, это тяга к той Системе.

Иногда захожу на «домашнюю соцсеть» – Одноклассники, и там просто тонны ажиотажного спроса на всё советское, сотни тысяч лайков на очень тупых призывах к возврату советских ценностей, од Сталину и Брежневу, противопоставлении ветеранов войны и «бандеровцев». Самое лучшее, что было в СССР, поднимается на щит, а вся грязь и жестокость советской системы не замечается или замалчивается. Люди тупо ностальгируют за системой советских отношений. Они нутром чувствуют, что путинская Россия скатывается к совку. Вот мнение москвича, блогера Андрея Десницкого, одного из редакторов-переводчиков перевода Библии на современный русский язык, выставленное 22 апреля на ФБ:

«Закон о блогах-СМИ ставит под контроль государства последний канал свободного обмена информацией между гражданами, какого не было в СССР. Да, можно будет смотреть какие-нибудь зарубежные новостные сайты и даже там общаться, но при этом ты будешь жить в стране, где 99,9% людей получают 99,9% информации о внешнем мире от государства и не представляют себе другую. Где Навальный вечно всё крадет, где экономика процветает назло злобным пиндосам, где очень патриотичное православие, а за пределами доблестного Отечества беснуется геежидофашизм. Да, это мир СССР. В нем уютно и приятно жить, потому что не надо выбирать и задумываться.

В этом мире и нам можно жить, как можно было жить при Брежневе, если, разумеется, не спорить с государством (а масштабных беспричинных репрессий пока вроде не ожидается). Просто надо заранее сказать себе: ты никто, твое мнение интересует лишь тех, кто у тебя на кухне, шансов изменить положение нет никаких, а страна через десятилетие-другое развалится с треском из-за полного отсутствия обратной связи, причем тебе объяснят, что виноват как раз ты и, опять-таки, злобные пиндосы. Зато всё действительно ясно, как никогда.»

Очень точно сказано! Выделения сделаны мною. Они раскрывают суть инфантильности советского человека. Почему инфантильности? Ребенок ограничен в свободе, но и ответственности практически никакой не несет. Так же и «взрослые дети» хотят сбросить побольше ответственности, но в обмен у них заберут часть свободы выбора. И они не только согласны на это, они этого хотят. Вот где корень – желание шары, снятие груза ответственности, готовность к элементам рабства в обмен на стабильность и ограничению свобод в комплекте с готовностью к дырявой совести. Наиболее чудовищно это звучит для несогласного меньшинства, которое хочет доверять Христу, а не Путину, совершенствоваться в любви (которой нет отдельно для эллина, иудея или… русского), а не двигать Русский мир патриарха Кирилла. Оно звучит неприемлемо для тех, кто хочет называть вещи своими именами, по совести, а не пропагандистским штампам. И в результате, это меньшинство попадет под репрессии Системы, как и было при совке. Пока не попадает, как пишет Андрей Десницкий, но и Россия пока не чистый совок, она просто к нему скатывается. Достаточно вспомнить огромное панно с портретами оппозиции и надписью «Пятая колона». Это уже травля, пусть и неинституционализированная. Но травля толпы может быть, иногда, хуже травли Системы. С травли врагов Системы начинались любые диктатуры. И когда появлялся тупой народный и всеобщий одобрямс, репрессии институционализировались. Так что у России всё может быть ещё спереди, как говорит тётя Песя с Молдованки.

В отличии от базовых идей, рассмотренных в статье «Советское ностальжи», где я хотел показать, почему ностальгия может иметь место, в этой работе я покажу то, что в упор не хотят видеть советофилы. Просто они не попадали под репрессивную машину совка. Они не помнят сталинских времен, когда люди по зависти доносили на совершенно невиновных. И такими невинными могли оказаться и сегодняшние фаны всего советского. Попилили бы сосны лет 10 на Колыме, просто за свою порядочность, или нежелание подписывать осуждение невиновному человеку, то желание попасть в нью-совок резко поубавилось бы, а то и сошло бы на нет. Т.е., эта статья – снимание розовых очков с носа почитателей советских ценностей. Желательно прочитать, даже если не хочется. Даже те, кто прожил при советах не мало, с частью могли не сталкиваться в силу незначительного жизненного опыта и нахождения под опекой родителей. Поехали!

ссср1Откровенно унизительная мотивация труда

Она, кстати, переехала в постсоветское пространство. Потому у нас врачи и учителя – самые нищие, хотя обе категории с высшим образованием, а врачи еще должны закончить интернатуру, а при желании попасть в нормальную клинику на стационар, еще должны отстегнуть по-взрослому.

Вот примеры мотивации, которую «умом не понять»:

Инженер, врач, учитель, экономист в банке – 120 рублей (высшее образование), воспитатель детского сада, нормировщик, продавец – 140-160 рублей (среднее специальное, услуги), прокатчик, машинист тепловоза, крановщик в любом горячем цеху – 300 рублей (среднее специальное, рабочее), доярка, водитель карьерного самосвала, комбайнёр, шахтёр, сталевар – 280-500 рублей (курсы или вообще без образования). Итого, высшее образование было радикально демотивировано в среде советского народа, Умственный труд – не в почете, и, судя по зарплатам, это вообще не труд. Инженер – просто беднота по сравнению с рабочими, которые в школе и ПТУ учились кое-как, а на работе трудятся под руководством начальника, который получает в 2-3 раза меньше них.

Я был поражен, когда два моих одноклассника, которые учились практически на отлично, не остались в 9-10 класс, пошли в ПТУ, а потом на завод. Видимо, им ещё тогда донесли родители правду жизни в совке. Нет смысла хорошо учиться и потом ловить на себе ухмылки работяг. В изменившихся условиях, когда рынок начал выравнивать справедливость оплаты труда, я нисколько не жалею о своем высшем образовании и ученой степени. Но если бы сейчас был бы совок, может на 180 рублей я вышел бы в вузе. Но это ни в какие сравнения не идёт с зарплатой моего отца, получавшего как машинист тепловоза, возившего ковши с расплавленным металлом, 350 рублей, с выслугой, без премий и размазанной по году 13-й зарплаты. Естественно, все в масштабах цен начала 80-х годов. Потому, человек с высшим образованием в трезвом уме и при доброй памяти о советском прошлом, вряд ли захочет обратно в совок. А высшее образование сейчас за деньги получают даже умственно отсталые дети, которые на 4 курсе не умеют писать и считать. Как проработавший 6 лет заведующим кафедрой видел и такое, но в этом не участвовал. И куда теперь всех этих высшеобразованных девать? Им в совок не нужно))). Так что, опомнитесь те, кто правдами и неправдами пнулся из последних и не последних сил, чтоб дать ребенку высшее. В системе советских отношений эта «корка» не в почёте.

Очереди и потребительский дефицит

Это яркий и отвратительный образ советского прошлого. Они и сейчас встречаются (за заграничным паспортом в паспортном столе, в налоговой к инспектору, к кассам супермаркетов «Billa», которые экономят на кассирах), но это явление узкое или эпизодическое (в продуктовых перед большими праздниками). А в СССР было тотальное. Почти все нормальные товары, в том числе ежедневного спроса,- через очередь. Магазинов не хватало, но строить много не было смысла. Ведь даже тот товар, который был, директорам магазинов приходилось «выбивать» или делать подношения в управлениях торговли, отбивая их на теневых операциях в магазине с дефицитными товарами. На всех хорошего товара не хватало, какие-то директора были в немилости. И потому люди знали, что за колбасой нужно идти в определенное время и в конкретные магазины. Но раз это знают все, то очереди выстраивались такие, что достояв до упора, 2-3 часа, колбаса может закончиться перед самым носом. Говорю о колбасе, поскольку в редких мясных и рыбных магазинах не было, ни мяса, ни рыбы. Ну или какие-то обрезки, ребра, субпродукты, для виду. Мясо покупалось на рынке, дорого, если вышел на рынок позже 7 утра, то мог остаться без мяса (москвичей и киевлян просьба не бузить, описываю реалии провинциального города, родины Лёнина).

В молочный специализированный магазин тоже очередь. Часто она начиналась за пределами магазина. Перед праздниками длина была вне магазина такой, что приходило понимание: «я готов обойтись без молока и даже торта». В другие магазины завозили молока мало и без ассортимента. Даже за хлебом практически без очереди никогда не обходилось.

Когда ездили в Москву, то в любом магазине или подворотне можно было понять, что что-то «дают» или «будут давать». Становились, часто не зная, что будет, и нужно ли оно тебе, и СТОЯЛИ! Часами, иногда бессмысленно. Мебель – это вообще ужас. Мама моего друга ходила днем и ночью (круглосуточно) дежурила по списку пару месяцев, чтобы сыновьям купить по «стенке». Просто сказали, что в главный мебельный 300-тысячного города привезут столько-то единиц. И люди убивались вот так, болели, отмораживали ноги, приходили отмечаться и ночью, сменяя друг друга, чтобы не возникла альтернативная очередь. Слава Богу, моя мама не додумалась до подобного.

А элита того времени, партийцы, номенклатура могли это все получить не отстаивая в этих позорных очередях. Дефицитные товары выдавались по спискам в закрытых магазинах или с «черного» хода. Некоторые дефициты были доступны простым смертным за взятку, а некоторые были недоступны вообще. И не важно сколько у тебя денег. И если бы хоть кто-нибудь из вопящих за совок задумался, что сейчас нет всего этого кошмара, у всех есть зарплаты, за которые можно «стенки» купить сразу, не собирая на них деньги годами. Да и вышли они давно из моды. Сейчас уют с помощью мебели реализуется более элегантно и менее затратно. А за клиента продавцы ещё драку устроят. За многолетние очереди для покупки автомобиля я уже писал. А квартиру люди ждали 10-20 лет. Правда, в случае с автомобилями и квартирами не нужно было и в снег и в зной бегать отмечаться в очередь со списком. Списки вело само государство, естественно, с возможностью ускорения за 1/5 стоимости авто. Но это для «рабов». Для клиентов 4-го Управления все и без очереди.

Справедливости ради надо сказать, что очередь на госквартиры есть и сейчас. Но подавляющее большинство граждан имеет право купить, и покупает. В советское время это было невозможно, кроме участия в кооперативе по строительству дома. Но тогда ты лишался права на бесплатную квартиру, за исключением потребности в расширении, при наличии детей. Если всё это обрисовать современным молодым людям, которым родители не промыли мозги своей слепой и немотивированной, чисто ностальгической любовью к совку, то они возопят: «Избави, Бог!».

Мне скажут, что в современных условиях это невозможно. Я думал, что в современных условиях и свержение президента Улицей в европейской стране невозможно. Невозможно, казалось, идти против Беркута с деревянными щитами и коктейлями Молотова. Создатели Титаника говорили, что его и сам Господь Бог его не потопит, если захочет. Если Россия окажется как диктатура и агрессор за «железным занавесом», и будет вынуждена включиться в новую гонку вооружений, то может вернуться, и дефицит, и очереди. СССР был автаркией, но проиграл технологическую гонку. Проиграет и Россия. Невозможно одной стране противостоять всему миру. Китай всё толковое ворует, но это его не спасает от технологического отставания. Новая автаркия Российской империи проиграет эту гонку ещё быстрее, чем Советы. Если все силы будут брошены на военный сектор, то жёстко пострадает потребительский. Я молчу уже, если вдруг до Урала все отойдёт Китаю. Путин читает и Ильина, и Бердяева, и Соловьёва (и рекомендует это чтиво губернаторам), и не может не допускать риски, предсказанные Соловьёвым. В таких условиях элита все равно не будет бедствовать, а ограничен в потреблении будет народ в основной своей массе. И не только ограничен, но и получит мощную дозу страданий за принятый в сердце совок и желание безответственности. Так что, очереди могут быть еще впереди, причем, даже за хлебом.

Ложь

Если пишут в газетах или говорят по телевизору, значит правда. Такой стереотип был при Советах у большинства, кроме тех, кто слушал сквозь глушилки «голоса». Впрочем, других источников информации и не было. А если не пишут и не говорят, то значит слухи. А слухи распространяют только враги, народа, естественно. Помню, как возле Днепродзержинска столкнулись два самолёта, в одном из которых летела футбольная команда Пахтакор. Весь город стоял на ушах, даже были случаи мародёрства, а в советских СМИ небольшая заметка о гибели команды, и не сразу, а под давлением обстоятельств, фактов и международной огласки. Хоть я и учился в 3 классе, но уже тогда обращал внимание на раздражение взрослых от утаивания истинных причин катастрофы. Хотя все знали о факте, но, при этом, типа никто ничего не знал. Поскольку за распространение слухов можно было «загудеть». В 1979 году память об этом была свежа, а кое у кого были и более актуальные примеры среди знакомых. Потому все и молчали и говорили только  на кухнях.

Т.е., ложь была не обязательно в извращении фактов, бравады от успехов в  сырьевой экономике. Много было лжи в утаивании и замалчивании. И последнее хуже первого. Вранье пафосное легко вскрывалось профи в своей области. Когда в программе Время говорили об урожайности пшеницы, дед мог заметить, что тут «трохы брехни». Он, правда, еще не догадывался, что урожайность в Европе в 1,5-2 раза выше. Но кто ж об этом скажет? Металла мы выплавляли много, но он ржавел уже прямо на складе. Качество было отвратительное, и сейчас не намного лучше.

Репрессии

Гонения были, в основном, за правду. Иногда, за бунты. Религия, независимо от конфессии, все годы Союза была под запретом.

Репрессии были разными, но всегда превышали меру разумного разы. Самые лёгкие варианты – из личного опыта. Был я в 9 классе членом комитета комсомола школы, который традиционно собирался по четвергам. И именно в этот день у меня была еженедельная поездка в Днепропетровск на кружок астрономов-любителей в планетарий. В какой-то из таких дней меня видимо через край достала эта говорильня, переливание из пустого в порожнее, написание планов мероприятий общественной работы, которую на самом деле никто особо не выполнял. Кроме помощи престарелым ветеранам и инвалидам все остальные нагрузки были для галочки и создания видимости общественной занятости. Так вот, я сказал собравшему нас парторгу (учителю химии): «Да кому нужна ваша общественная работа?!». Меня тут же отпустили в Днепр, а сами решили дружить против меня. «Перестук» пошел по всем уровням, с протоколами и цитированием моего выражения. Маму вызывали в райком, чуть не выгнали с работы, а меня поминали на каждом заседании и по любому поводу в школе. И я ж не рассказывал анекдот про Ленина и газету «Юный ленинец». Вдумайтесь, сущая мелочь, искреннее сомнение в нужности очковтирательства, и какие последствия.

А что со мной произошло после армии, на первом курсе учёбы в Торгово-экономическом в Киеве в 1989 году?! За ношение на лацкане пиджака желто-голубого значка парторг кафедры политэкономии довел меня при сдаче зачёта до комиссии, хотя политэкономию я знал на отличную оценку, и на комиссии за меня просто вступились другие преподы, когда увидели, что я с лёту отвечаю на любой вопрос. Сейчас я удивляюсь тому, что в той ситуации преподаватели не пошли на поводу у своего партайгеноссе. Но Богу было угодно, чтоб я учился дальше, но чтобы с меня слетела одна из корон. Не выгнав за оценку, меня сняли со старосты группы, чтоб показательная порка всё же состоялась в любом формате. Это тоже было мне на пользу, в конце концов, но тогда воспринималось (да и было на самом деле) репрессией за тот же флажок, с которым я не расставался даже на деканатском старостате.

Но по сравнению с запредельными репрессиями Системы, мои потери по воле Божией выглядят просто ничтожно. Люди расплачивались тюрьмами и унижениями за неосторожные слова, число которых в сегодняшних соцсетях стремиться к бесконечности, и в тюрьму никто не попадает. А было ж так: рассказал политический анекдот, не имеющий антисоветского контекста, потерял работу (значит и место в очереди на ведомственную квартиру); рассказал анекдот про Ленина или глупости Системы – загудел в психушку, в отдельных случаях и при Сталине можно было пойти по этапу в лагеря. Перепечатывал Библию по ночам на печатной машинке – 10 лет лагерей. Вообще ничего не говорил, но был принципиальным и честным на работе, завистники и лентяи накатали донос, и ты загудел на 10-25 лет. Может и под расстрел, в зависимости от того, насколько тяжелы обвинения, и «мастерски» обоснована клевета. И вот ты в лучшем случае пилишь сосны, Бог знает где, а твой завистник занял твой пост и повысил других подписантов. Нужно быть именно стукачом и подхалимом по призванию, чтоб хотелось вернуться в этот кошмар. Нормальные люди всегда будут открещиваться от нью-ссср.

Но сосны пилить – не самое страшное. Страшна была жестокость системы в лагерях, в процессе пыток, подавления забастовок. Человеческая жизнь и достоинство ни во что не ставилось и не ценилось. Я писал раньше, что шурин был в музее пыток инквизиции в Таллине, и что у меня от одного рассказа комок к горлу подкатывал. Но в случае тех орудий пыток проявлялся просто крайний садизм. Задача была замучить до смерти и/или свести с ума от боли. На ФБ мне попался материал у знакомого препода по пыткам в отношении мужчин и женщин политических заключенных во времена СССР. Я честно не смог дочитать до конца. Это не просто целевой садизм, как в инквизиции, чтоб вытянуть признание в колдовстве. Здесь уже человек осуждён и знает свой срок и назначение. В данной ситуации тюремное начальство, очень часто в компании с блатными из уголовников, просто получало удовольствие от чудовищных унижений и пыток. Причём унизительная составляющая, особенно в отношении женщин, просто сносит крышу, реальная тошнота подкатывала к горлу. Я просто перепрыгивал через абзацы, не в состоянии даже прикоснуться умом к этим немотивированным зверствам к беззащитным людям. Жаль ссылку не сохранил. Дать бы почитать это моим одноклассницам, лайкающим по советофильским недалёким коллажам и постам. А ведь часть тех женщин просто были умными и честными, и к антисоветчине не имевшие никакого отношения, попавшие в тюрьму по доносу. Иногда просто чтоб забрать хорошую квартиру или занять ещё одну комнату в коммуналке. Издевательства были такими, что отправка на двое суток в камеру к 10 уголовникам на звериное групповое изнасилование, казалось не самым худшим наказанием. Я не буду здесь ничего приводить и цитировать. Но инквизиция нервно курит в сторонке. Просто поверьте, любители СССР, что получив ни за что тюрьму или психушку, плюс запредельные унижения и физические мучения, вы бы так не стенали за возвратом этой мясорубки человеческих судеб.

Кстати, в СССР были несанкционированные демонстрации не «за» 1 Мая, а «против» снижения зарплаты или повышения цен. Были и забастовки с противостоянием милиции. Вот по этой ссылке описана и причина бунта в 1962 году в моём родном Днепродзержинске. В этом же материале приведены некоторые самые мощные забастовки против снижения зарплаты, и показано, с какой жесткостью расстреливались бастующие, не взирая на возраст и пол. Сейчас каждый может решить проблему низкой зарплаты просто переходом на другую работу или поучаствовав в забастовке без последствий для здоровья и жизни. Мне кажется, нужно полностью утратить ощущение реальности и умение трезво мыслить, чтоб хотеть вернуться в этот кошмар, а не в идиллическую картинку беззаботной школьной жизни с 76 по 86 год. Нужно держать в уме, что когда мы вели беззаботную жизнь наши родители и их родители работали за копейки и держали рот на замке.

Ну и самое главное. Для меня, как для верующего человека очень памятно отношение режима в религии. Даже в мелочах. На старый новый год бабушки и дедушки, которые поддерживали тление самых примитивных форм религиозности, приглашали внуков «посыпать». Бабушки в основном жили в Романково, в частном секторе. Так некоторые наши учителя рано утром дежурили на двух остановках трамвая из Романково, чтобы отловить тех, кто очень рано и не из дому возвращается. Меня не ловили, поскольку я ехал обратно предельно рано. Но других ловили и позорили за потакание церковному мракобесию. Но это действительно мелочи по сравнению с потерей работы или продвижения по службе у взрослых за поход в храм.

С прихода Советов в 1917 году Церковь была под прессом Системы. Массовые убийства священников и монахов, ссылки и лагеря (25 лет), ограничение правоспособности и передвижения после отсидки. Запрет проповеди. В последние годы правления Сталина система немного ослабла, но при самодуре Хрущеве ударила с новой силой узаконенным запретом на приход в храм детей. Хватка режима на шее Церкви не ослабевала и при Брежневе. И только во второй части правления Горбачева прессинг начал снижаться. Потому, я понимаю, что все лайкающие по советской символике, люди глубоко неверующие. Даже маловер, памятуя непрекращающиеся гонения на Церковь, и как стыдили и высмеивали за ношение крестика, плеваться будет от всего советского и одного его упоминания.

Мне скажут, так при ожидаемом путинском совке гонения на Церковь маловероятны, поскольку происходит срастание власти с РПЦ. И тут позволю не согласиться. Критика власти в России на примере профессора Зубова показывает, что со свободой слова в России уже начинаются. Это старт. Продолжением является завинчивание регуляторных гаек в блогосферу. Думаю, цензура не заставит себя долго ждать. Но сросшуюся структуру Церкви с властью тоже нельзя будет критиковать: ни за голубых владык, ни за бизнесы патриарха и епископов, ни за насаждаемое фарисейство в прихожанах. Я допускаю, что при путинском совке может наступить гонения на критиков. Ведь первый уже пошел перед новым годом (Кураев). Священники высокой духовности, умершие в последнее десятилетие подвергались гонениям и запретам от иерархии. Путинский совок законсервирует Церковь в формате и сегодняшнем состоянии РПЦ и поменять ничего нельзя будет. И даже сказать. Потому, я не хочу попасть даже в то, что есть сегодня в России, как зародыш махрового тоталитаризма.

С момента выхода реформаторской статьи свящ. Михаила Шполянского ничего не поменялось. Прочитал его статью только сейчас на «Киевской Руси». Она на 95% перекликается с моим видением церковных реформ. Прочитав ее сегодня, вижу, что в основном ничего не поменялось. Поднятые проблемы трутся и перетираются в блогосфере и на форумах, но реальных реформ 3% от необходимых. А какой в них смысл, если вертикаль приносит баснословные доходы иерархии и так, за счёт обдирания и отжимания приходов, продажи софринской утвари по каким-то галактическим ценам?

Я себя отношу к тем людям, которые ходят в свою УПЦ (МП), но ждут реформ. Лучшего ничего нет. Причаститься можно и у нас, а работать над собой можно по Евангелию и отцам. Я и сам работаю на этом сайте на идею реформы. И мне не мешают это делать ни сан ни цензура. Но судя по гонениям на Кураева развращению властью подвержен и сам патриарх. И приход РПЦ совковой модели в Украину с усилением механизмов Системы и ее репрессивных инструментов не сулит ничего хорошего думающим верующим, как и блогерский закон. Потому и совок а ля Путин может оказаться ничем не лучше своего исходника.

Почетная обязанность. Вдумайтесь в словосочетание, в весь его смысловой маразм, если говорить о воинской повинности и срочной службе. Чего стоят срочники по сравнению с наёмниками, мы уже увидели на Востоке Украины. В советское время срочники часто использовались не по назначению. Особенно в стройбате, когда государство на два года получало рабов. Но даже те, кого учили воевать, через 20 лет, в случае мобилизации, будут несовместимы с новыми вооружениями.

Украина шла к контрактной армии. И прошлогодний призыв должен был быть последним. Если мы станем частью России, то пойдут наши дети, а чьи-то внуки служить, а то и воевать за интересы России. За патологическое желание Путина расширить Империю, за сохранение империи на Востоке. Неужели так хочется, чтоб гибли родные за путинский совок под громким названием Российская империя?!

Деньги партии и стартовый капитал. Некоторые ропщут на олигархов, что видите ли те их обирают. А при совке этого не было? Деньги партии и комсомола участвовали в приватизации, создании коммерческих организаций со стартовым капиталом. Припоминаем, Инкомбанк (Москва), Банк Инко (Киев). А ведь само название говорило за себя – инвестиции комсомола, сокращённо. И на коммуняк, вас обобравших, раздражения нет, а нынешние олигархи вас раздражают. И вы даже носитесь с флагом, навязанным народам СССР коммунистами, которые вас же и кинули. И всё равно этот флаг поднимается. Что-то есть глубоко рабское в этой тяге к тем, кто об вас вытер ноги и за ваш счёт обогатился.

 

В современной ситуации в условиях рынка есть возможность у каждого себя проявить и жить в достатке. Не обязательно стать олигархом. Но в Советском Союзе, если ты начальник, то я – дурак. И даже если я буду из кожи вон лезть, больше чем полторы ставки мне не светит, а сменить работу крайне сложно. В общем, я просто не нахожу ни одной причины хотеть назад в совок. Даже если вспомнить о мифической стабильности с заклеенным скотчем ртом.

Ведь стабильности может и не быть. Россия под санкциями. Если мы будем с Россией, то это скажется и на нас, особенно, если Путин не удовлетворится достигнутым. Продолжение войн, анархия наёмников на захваченных территориях, вполне реальная гражданская война несогласных – это всё подарит Путин сполна своим фанатичным сторонникам в Украине.

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


6 × семь =