Шарики или Шариковы из СНБОУ и НКЦБФР

01.06.2018 / / Мнений — 152 / Статей — 109 / Дата регистрации — 23.09.2013

Глядя на решение СНБОУ по программному обеспечению Украинской фондовой биржи, рождались такие синонимы слову «Шариковы» из названия статьи, что только на персональном блоге такое и можно опубликовать. Это та ситуация, когда слово «вредители» звучит как-то излишне нежно. А всё остальное, то, что релевантно содержанию решения президентского органа, придётся использовать со звёздочками и многоточиями, ибо из области ненормативной лексики.

488_320

Чтобы проилюстрировать идиотизм решения, вот выдержка из всеми нами любимого (московского) мультфильма «Трое из Простоквашино» по ситуации, когда у коровы (ПО на Московской бирже), взятой Матроскиным в аренду, родился телёнок (ПО на Украинской бирже), и Шарик (СНБОУ) начинает «мутить воду».

 

– А вот интересно, чей он?

– Как это чей он?! Он – наш!

– А вот и не наш! Корова у нас чья? Государственная. Мы ведь её напрокат взяли! Значит, и телёнок – государственный.

– Шарик, Шарик, помолчи пожалуйста! Корова у нас государственная, а всё, что она даёт, – молоко или телят – это уже наше. Вот ты дядя Фёдор сам посуди. Вот если мы холодильник напрокат берем, он чей?

– Государственный.

– Правильно, дядя Фёдор. А мороз, который он вырабатывает, он чей?

– Он наш, мы его для этого и берём.

 

Но то, что понятно Матроскину (бирже), не понятно Шарику (СНБОУ). Кстати, «молоко» от выросшей тёлки, – это как торговля на бирже. И оно тем более наше. В том споре здравый смысл Матроскина победил без остатка. Но в нынешней ситуации в Украине есть опасения, что победят Шарики, похожие на Шариковых. Ибо им дана команда «фас!» на фондовый рынок страны. Ключевым «питбулем» выступает НКЦБФР, которая выполняет заказ крупного бизнеса, чтобы обобрать за гроши миноритариев и закрыть рынок акций как таковой.

nkcbrfЧто только не делалось, чтобы планомерно уничтожить рынок акций и убить его ликвидность:

Изменения в Закон об АО, который позволял, не смотря на количество акционеров, преобразовывать открытые АО в частные. Дальше – с помощью Положения о функционировании фондовой биржи, Комиссия за биржу устанавливает требования к листингу выше, чем на NASDAQ. Этим выталкивает из листинга львиную долю открытых АО, поскольку умышленно в Законе об АО под это написали, что листинг для Публичных АО обязателен.

Дальше, убрали для банков требования публичности и всем не желающим проходить листинг дали автоматом возможность стать частными. Т.е., делалось все не для развития фондового рынка, а чтобы его уничтожить полностью. Но УБ продолжила торговать акциями нелистинговых и даже закрытых компаний. И фондовый рынок Украины показал рекордный рост в мире, напомнив фразу Комода Максимусу: «Как же ты не хочешь умирать!»

Чтобы дать возможность за гроши выкупить акции у миноритариев уже частных АО, приняты поправки о сквиз-ауте, хотя в странах, где работает этот механизм, он применяется только для публичных АО, которых в нашей стране нет. Но и это не позволило быстро закрыть рынок акций. Что, видимо, подтолкнуло к идее удушения с нескольких сторон сразу.

047ba46ad9ddf17eee48b1ac4c3c72d0_1508504888_extra_large_650x410

Видя неспособность НКЦБФР полностью задушить фондовый рынок страны, олигархи подключили СНБОУ и президента. И самое фееричное, и одновременно доказывающее проолигархическую позицию Комиссии, стало заявление НКЦБФР, что Украинская биржа должна немедленно прекратить использовать санкционное ПО, ибо считает это правонарушением.

Т.е., вместо того, чтобы вступиться за ключевой объект регуляторной деятельности, Комиссия поддакивает маразматическому давлению олигархов через СНБОУ.

Чтобы никто не сказал, что я просто так развешиваю ярлыки, поясню, почему слово «маразм» здесь ещё очень корректное.

Санкции накладываются на субъектов хозяйственной деятельности иностранного государства, местные предприятия, находящиеся под контролем иностранного государства. УБ не упоминается Дополнении 2 к решению СНБОУ. В отношении ПО УБ НКЦБФР «высказывала опасения, что ПО украинских площадок зависит от Московской биржи». Но высказывать опасения и доказать – это разные вещи.

У нас есть субъекты в стране, которые не контролируются россиянами, но используют российское оборудование, автомобили, бухгалтерские программы, самолёты и т.п. И что теперь, это все поставить под запрет? Может ещё Жигули начать отбирать у обедневшего населения, поскольку завод находится в Тольятти?

Ну хоть немного нужно думать головой, а не быть послушными «шестёрками» олигархов. Программный продукт, используемый чисто украинским субъектом, для организации торгов для других украинских субъектов и населения нельзя подводить под санкции, и по соображениям здравого смысла, и исходя из того, что санкции применяются к физическим и юридическим лицам, а не к ПО и его элементам.

Тем более, что это ПО для организации торгов, а не ПО военного или какого-то шпионского назначения. Это мирная разработка для мирных процессов функционирования рыночных механизмов, которые умудряются работать, не смотря на старания чиновников Комиссии по уничтожению признаков рыночности на регулируемом ими рынке акций.

Потому полностью согласен с заявлением УБ, которое содержит такой тезис:

“Прекращение использования программного обеспечения УБ привело бы к причинению вреда участникам биржевых торгов и их клиентам, среди которых значительное количество физических лиц (не субъекты хозяйствования), а также иностранных инвесторов (не украинских субъектов хозяйствования). Поэтому распространение санкции на украинских субъектов хозяйствования противоречит принципам законности, соответствия цели и эффективности.”

Но кого интересует эффективность, если получены пинки и «жирные пряники» от олигархов, которым нужно стереть с лица земли последний островок рыночных отношений, чтобы никто и не думал заикаться о ценах на бирже при проведении сквиз-аутов? Теперь её просто не будет.

А может дело и не в олигархах, а происках другой биржи, которая хочет переключить клиентов на себя. И Комиссия в этом помогает. Ведь допустить, что по здравом неангажированном рассуждении, члены и глава Комиссии не понимают абсурдности ситуации, я не могу. “Рубить” единственную биржу, которая смогла вовлечь в торги розницу, – убивать…  Значит, есть ангажированность.

Жму руку Сухорукову, который в таких условиях взялся за руководство. С целями НКЦБФР на уничтожение организованного фондового рынка, стрёмно быть главой ведущей биржи и декларировать развитие.

 

– Но брали то мы одну корову, а теперь у нас две получилось.

– Шарик! По квитанции «корова рыжая» – одна, брали мы её одну по квитанции, сдавать будем одну, чтобы не нарушать отчётности.

– Вот не пойму я, чего вы спорите? Ты же Матроскин собирался корову на совсем покупать. Вот и бери её на совсем с телёнком.

 

Может взять? И организовать свою техподдержку. Если же не россияне не продадут с исходниками, то СНБОУ должен дать время (не меньше 5 лет) на создание собственного или покупку чужого ПО. Ведь президентскому органу не приходит в голову запретить эксплуатацию Камазов и Жигулей. А ведь мы их ремонтируем, покупая запчасти у агрессора.

Почему же такая предвзятость в отношении ПО украинского субъекта? Как бывший аналитик по энергетическому машиностроению я могу привести ещё не один пример, где без поставок из России мы не обойдёмся, и не обходимся на сегодня. Почему там – можно, а здесь – нельзя? Почему такие двойные стандарты? Или СНБОУ ждут, когда им “позолотят ручку”, чтобы они уравняли УБ с другими субъектами, сотрудничающими с Россией?

Были мысли на бирже интегрировать Квик. Но… есть риск, что из Комиссии нашепчут в СНБОУ применить санкции к разработчику Квика. И что тогда? Нужно или судиться, объясняя суду, что санкции не могут быть применены к УБ, или отдельно взятому продукту, или чужой продукт сделать независимым от юрлица под санкциями. И доказать это.

Ну или делать своё. Но это очень длинный и дорогой путь. И на него все равно нужно получить отсрочку лет на 5 СНБОУ. Или закрывать биржу.

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


× 5 = тридцать