Варварство в пчеловодстве

10.10.2016 / / Мнений — 152 / Статей — 101 / Дата регистрации — 23.09.2013

pchelyi-fotoБыл в отпуске. В беседе с парнем из Закарпатья услышал о практике, которую иначе как варварством не смог бы охарактеризовать. Хотя может и варвары так бы не поступали.

Идея такова. Пчелы – это ресурс на сезон.

Весной покупается семья у тех, кто имеет племенное хозяйство. Далее, пчелы эксплуатируются по полной программе весь тёплый сезон, т.е., мёд забирается полностью. Осенью – никаких подкормок. Семью пчёл оставляют на голодное вымирание и замерзание. Весной вытряхивают погибших, заселяют новых, и так по кругу.

Плюсы экономического плана – однозначные. Забирая всё (мёд, пергу, маточное молочко, прополис), получаешь с семьи гораздо больше мёду, причём разнообразного, включая тот, которые оставлялся пчёлам на зиму. Не надо тратить деньги на подкормку, если осенью не сформировался достаточный запас на зиму. Не надо прикладывать усилия на утепление ульев. При том, что все понесённые усилия по сохранению семьи на следующий год могут оказаться тщетными, ведь семьи гибнут иногда и у хороших пчеловодов. Учитывая всё это, если отбросить сантименты, то вроде как для производства всё экономически оправдано. Видимо, новый рой стоит не так уж дорого. При определенном опыте, рой можно завлечь весной в свой улей даже бесплатно.

Но мы же в ответе за тех, кого приручили. Мы в ответе и за кота, который только ест купленный корм, и за ним нужно убирать экскременты. И мы его всё равно любим, лечим и сильно расстраиваемся, когда он умирает. А если кто-то выгоняет старого кота, покупая котёнка, мы все его осуждаем. Да, пчёлы, это всего лишь насекомые, но они тоже живые. При этом, мы по сути «за ночлег» берём плату мёдом. Но если мы при этом умышленно убиваем их, то на ум приходят иудины параллели. Ведь это даже не усыпление, а голодная смерть. Хотя и усыпление не намного лучше. Даже в нём сердцем ощущаешь какую-то чёрную неблагодарность. Ведь это не просто отслуживший своё механизм или машина. Это семья, способная весной разделиться на рои, и породить новую семью. И, убивая такой организм, только чудовищно чёрствые люди могут не ощущать никаких сигналов совести. А ведь это сродни убийству, хотя пчелиная семья всё же не человек.

Мне скажут, что огромное количество животных убивается ради изготовления колбасы, и ничего. А ведь корова или свинья на несколько порядков выше по организации, чем насекомые. Я бы отказался от мяса, если бы это решило проблему на земле с убийством животных ради пропитания. Но в отношении реалий забоя есть хоть какое-то оправдание – животных мы кормим. А пчёлы кормят сами себя, и нас обеспечивают ценным сырьём. И всё, что требуется от человеческого партнёра по «медовому сотрудничеству» – не забирать всё, а оставить на зиму. И когда этого нет, то оно и порождает ту первичную оценку как варварства сознательного уничтожения пчелиных семей, когда видишь в смерти пчёл человеческое жлобство и неоправданную жестокость. Пчёл же мы не едим, как коров. Потому и смерть насекомых при таком подходе выглядит более бесчеловечной, чем забой скота, выкормленного для этой цели.

Может я не прав, может так и надо поступать, пусть пчеловоды меня поправят, но я вижу в таком потребительском подходе именно моральное уродство и жесткость тех, кто к пчёлам должен был бы относиться как к партнёрам нашим меньшим. Ведь пчёлы – уникальные работники. Это не животные, которые отдают телом. Пчёлы отдают трудом. И выгнать их на зиму на голодную и холодную смерть, поскольку мы отобрали у них результаты их труда, – просто чудовищно. Я не готов это принять как норму. Совесть маякует, что это – зло.

Бойкот бы товарам таких негодяев сотворить! Да как же их вычислишь?

И нравственная сторона медового бизнеса, наверное, интересует единицы. Но лично я бы не стал покупать мёд у тех, кто так относится к пчёлам. Если бы знал.

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


девять − = 3