«Вступит» ли ЕБРР в сквиз-аут по Авалю?

02.03.2018 / / Мнений — 152 / Статей — 106 / Дата регистрации — 23.09.2013

Принудительный выкуп: естественное и противоестественное

Естественное.

Представьте себе зрелую экономику, где крупный собственник за счет своих личных средств скупает акции своей компании на рынке, стараясь увеличить свою долю владения. Делает он это по рыночным ценам.

Скупив всё, что продавалось, нередко и по ценам выше рыночных, он сталкивается с небольшой группой акционеров, которые понимают, что стали держателями «золотых акций». Они понимают, что их положение позволяет им «вить верёвки» из крупного собственника, предлагая ему выкуп по абсурдно высокой цене.

В таком случае, закон о сквиз-ауте позволяет собственнику, собравшемуся стать полновластным хозяином, просто честно рассчитаться с оставшимися акционерами, при этом не нарушая Конституцию.

В таком случае, идея принуждения остатка миноритариев выглядит справедливо и оправдано.

Противоестественное.

В процессе приватизации бывший директор сделал оценку по минимуму, который с трудом вписывался в здравый смысл, оценил предприятие, и выкупил на теневые потоки с предприятия, задерживая работникам зарплаты по полгода, или выплачивая натурой. При этом, некоторую небольшую часть выделил для обеспечения минимального количества акционеров, обязательного для открытого АО по приватизационным ваучерам.

Не всегда и не везде так было, особенно если вмешивался крупный партнёр, или денег не хватало на абсолютный контроль, или часть была в госсобственности. Но, в целом, схема классическая.

Таким образом, подавляющее большинство собственников в процессе приватизации за гроши получили предприятия, поделившись с гражданами мизером. И теперь уже сам мизер им мозолит глаза, при этом, совершенно не мешая работать по схемам. И сейчас этот мизер через сквиз-аут скупают за гроши, как показывает последняя практика с тем же «Западэнерго».

Потому, в этих процессах, ни о какой справедливости в рамках рыночных механизмов экономики не может быть и речи.

Прикрытие у этого финального аккорда дерибана народного достояния – гармонизация законодательства с ЕС. А получилось, по сути, что у нас в стране решили противоестественное назвать естественным, сверху поставить клеймо «как в ЕС», и сказать, что всё так и было.

Но оправдание приведением в соответствие законодательства к нормам ЕС выглядит лицемерием по ряду причин:

  • Не во всех, даже в развитых и зрелых экономиках, есть законы, предусматривающие принудительный выкуп.
  • В странах, где приняты такие законы, они не нарушают конституцию страны.
  • Там где есть данная норма в законодательстве, не везде взят уровень 5%. Есть и ниже. Для нас приемлем был бы уровень 0,5%, при наличии поправки к Конституции.
  • В подавляющем большинстве стран, где есть эта норма, корпоративный сектор формировался исторически естественно, а не в силу приватизации, глубоко теневой и грабительской для большинства граждан страны.

ebrr-

Потому, даже если бы закон с нормой о принудительном выкупе был принят в рамках «гармонизации» законодательства с ЕС, то, как гармонизировать противоестественное под естественное? Сначала нужно воссоздать условия и рынок, в которых такие законы родились, принять поправки к Конституции, и только потом, взвешенно, принимать закон, поставив оправданный для нашей страны предел.

Нас никто не принуждал в ЕС принимать этот закон с нарушением Конституции. В этом – правда жизни. Власть, решая проблемы крупного бизнеса и грабежа мелких акционеров, просто прикрылась «гармонизацией». А ЕБРР, к сожалению, решил в этом поучаствовать. (Хотя сам ЕБРР и группа Райффайзен вполне рыночно покупали этот банк.)

Попрание Конституции

Давайте представим ситуацию, когда в стране, которая нормально коммуницирует с мировым сообществом и имеет хорошую репутацию в политике, вдруг принимают закон, который явно нарушает права человека и даже местную Конституцию. Понятное дело, все хором воскликнут: Shame on you! Кстати, так недавно было с образовательным законом. В результате ряд стран (Венгрия, Румыния, Польша) начали дипломатическую войну с применением некоторых форм давления, с подключением Венецианской комиссии. Хотя нарушение именно прав человека этим законом было сомнительным. Если учитывать именно реальную практику в образовательных системах упомянутых стран, оспаривающих отдельные нормы нашего закона, то к ним могли бы быть предъявлены встречные претензии.

Но сейчас вопрос не по образовательному закону, а о принудительном выкупе акций у миноритарных акционеров, который нарушает две нормы Конституции Украины. Об этом чётко сказано в Замечаниях Главного юридического управления от 17 марта 2017 года к законопроекту 2302а-д.

Для таких выводов не обязательно быть юристом. Достаточно прочитать внимательно 41 статью Конституции и разобраться с принципом принудительного изъятия у меня частной собственности, чтобы понять, что норма закона прямо нарушает моё конституционное право.

Кроме замечаний по прямому нарушению статей 13 и 41 Конституции, есть там и такой абзац:

«Низка  інших положень проекту не відповідає конституційним принципам верховенства права та визначенню України правовою державою (статті 1 та 8 Конституції України), а також не враховує правової позиції Конституційного Суду України, у рішеннях якого неодноразово наголошувалося, що визначальними елементами верховенства права є принципи правової визначеності, ясності і недвозначності правової норми, оскільки інше не може забезпечити її однакове застосування, не виключає необмеженості трактування у правозастосовній практиці і неминуче призводить до сваволі (абзац другий підпункту 5.4 пункту 5 мотивувальної частини Рішення Конституційного Суду України від 22.09.2005 року №5, від 29.06.2010 року №17-рп, від 11.10.2011 року №10-рп.). Це дає підстави для довільних тлумачень законодавчих норм, ускладнює їх однозначне розуміння та правильне застосування, а також створює підґрунтя для порушення прав учасників правовідносин».

В этих Замечаниях есть ещё масса претензий законодательного характера, которые в итоговом законе так и не были учтены. И вот с такими багами и нарушениями законопроект 2302а-д голосуется в зале Рады, и подписывается президентом, став законом 1983-VIII. Всё – ради крупного бизнеса, при полном игноре конституционных прав граждан страны, не таких «правильных», как «крупные граждане». Судя по историческим данным, простой гражданин Римской империи меньше ущемлялся в правах, чем сегодняшний гражданин Украины. И уважаемая международная организация (ЕБРР) решила принять участие в этом ущемлении.

Прискорбно.

Попрание прав миноритариев

Принятый закон в угоду крупным собственникам с выводами юристов о нарушении Конституции страны – это очень серьёзная зацепка не действовать в рамках этого закона, для тех, кто в принципе уважает Конституцию. О наших «крупняках» я промолчу, им всегда было наплевать на любые законы, включая Конституцию. Но как на это повелась серьёзная международная организация, которая должна априори дорожить своей репутацией, для меня загадка.

Да, формально, не придраться. Хоть и с нарушением Конституции, но закон подписан гарантом Конституции (смеяться уже можно с этого момента). Следовательно, ЕБРР, участвуя в сквиз-ауте Укрсиббанка, который объявлен «под ёлочку», вроде как действует в правовом поле Украины.

Но давайте рассмотрим гиперболу, чтобы увидеть двойной стандарт. Допустим, в Украине был бы принят закон, разрешающий национализировать корпоративные права, принадлежащие международным организациям. Ну, или более реалистично, – в случае прихода к власти радикалов, – национализация корпоративных прав собственников конечных бенефициаров из страны-агрессора. И это было бы принято в нарушение Конституции.

Вой бы поднялся страшный, на всю Европу и на весь мир. Нам бы припомнили, и нарушение Конституции, и нарушение международных договоров, и даже вспомнили бы «свифтову мать». Но, если просто нарушают конституционные права без преувеличения миллионов граждан страны, но не самого ЕБРР (или российского бизнеса), то участвовать по закону, но в нарушение Конституции, оказывается не зазорно.

Налицо приоритет прав крупного бизнеса на частную собственность перед мелкими акционерами. Владение крупными пакетами – священно для всех, а вот права граждан можно попирать ничтоже сумняшеся. И готовность залезть в карман гражданам Украины уже продемонстрировал ЕБРР в сквиз-ауте Укрсиббанка, также заявив о возможности подобной процедуры по миноритарным пакетам Райффайзен банка Аваль. В Укрсибе, конечно, мелочи, десятитысячные процента от уставного капитала. Но вот 1,72% Аваля составляют 349 млн.грн.

В Аваль вложены многие институциональные инвесторы, которые покупали акции со знанием дела и рассматривают это как инвестиции. Это вам не «спящие акционеры», как пытаются представить пользу от неконституционного закона для общества в НКЦБФР. Это «правильные инвесторы», которые покупали «правильные акции». Они рассчитывали заработать на их радикальной и нередко манипулятивной недооценке. По моим оценкам, которые приводились в этой статье-притче, написанной в форме диалога аналитиков, акция Аваля должна стоить не меньше 1 грн., даже с учётом максимальных валютных рисков гривны.

И если ЕБРР отберет вместе с Райффайзеном эти акции у институционалов, которые привлекли деньги граждан, то он примет участие в попрании их прав на частную собственность. Правильно, ведь здесь не будет нарушения интересов ЕБРР, а с гражданами нечего церемониться. Получается, их правами можно пренебречь, как попрали их проголосовавшие депутаты и подписавший этот закон президент страны.

Смерть лучшей «голубой фишки» местного рынка

aval

Как я уже выше упомянул, объём акций на руках у миноритариев по украинским меркам весьма не маленький, и составляет треть миллиарда гривен по сегодняшней цене 33 копейки за акцию. На момент написания статьи, акция, не смотря на отсутствие в листинге Украинской биржи, входит весьма весомо в её индекс, и, без преувеличения, является самой привлекательной бумагой, вследствие огромной недооценки её рынком. По бумаге выплачиваются щедрые дивиденды, а сам банк является самым прибыльным в первой десятке крупнейших банков в Украине.

С учётом готовящихся изменений в «Положение о функционировании фондовых бирж», эмитент акций Аваль, будет соответствовать всем требованиям к листингу. Теперь норма об обязательном 10% фрифлоате дополнена уточнением: «но не меньше 75 млн.грн.» А у Аваля 350 млн.грн., что при его статусе с нового года просто Акционерного общества, позволяет внести его в биржевой реестр.

Если же ЕБРР присоединится к намерениям по принудительному выкупу, то с фондового рынка страны уйдет акция, которая представляла реальный инвестиционный, а не спекулятивный интерес, и уйдёт эмитент, который мог бы в принципе привлекать акционерный капитал прямо на рынке Украины, пусть и не так масштабно, но и не так затратно, как в Европе.

Если не будет, сквиз-аута, то интерес к бумаге в стране достаточный, чтобы покрыть небольшие докапитализации без обращения к материнской структуре. И просто потому, что более интересного инструмента для долгосрочных холдерских позиций на местном рынке просто нет. Потому ИСИ, НПФ будут покупателями новых эмиссий, если такая потребность возникнет у эмитента в будущем. Главное, чтобы рынок получил сигнал – сквиз-аут не предполагается.

ЕБРР! Не вступи! Запах будет неприятный!

И напоследок. Глагол «вступить» в славянских языках используется весьма многообразно. Есть у него и одна неприятная привязка, следствием которой является крайне неприятный запах. После сквиз-аута Укрсиббанка в воздухе присутствует просто неприятный душок. Но если будет то же самое действие по приличному по украинским меркам фрифлоату Аваля, то вонять будет на всю Украину.

Подумайте, если я, как сознательный и квалифицированный инвестор, уверенный в порядочности собственников Райффайзен банка Аваль, купил эти акции в надежде получать дивиденды и курсовой доход от владения, то на каком основании вы их отбираете? Конституция выше закона, тем более, её нарушающего. А в Конституции закреплена неприкосновенность частной собственности, кроме случаев, под которые, ни я, ни все инвесторы Аваля физические лица не подпадают.

Не должны подпадать и ИСИ, конечными владельцами паёв которых являются граждане. В секьютиризации розничных инвестиций не должны попираться конституционные права граждан. Совместные намерения ЕБРР с австрийской «мамой» Райффайзена по сквиз-ауту приведут к массовому нарушению прав, включая права участников в тех НПФ, которые с 1 января уже успели купить акции банка.

Мне кажется, неприемлемо в таком деле участвовать, и самой материнской компании, и ЕБРР,  если Конституция и права по ней для них хоть что-то значат. Как минимум, до изменений в Конституцию, снимающих противоречия между ней и этим законом. Или, допустим, как половинчатый вариант, отмены применимости сквиз-аута в отношении капиталов «предприятий общественного интереса».

Правда, в то, что у нас озаботятся стыковкой законов с Конституцией, слабо верится. Куда вероятнее продать долю стратегическому инвестору, который совместно с нынешним контрольщиком таки вытрет ноги об конституционные права наших граждан. Но ЕБРР, при этом, не замарается.

 

Итого, при нынешних законодательных раскладах, участвовать в принудительном выкупе огромного по украинским меркам фрифлоата уважающим себя зарубежным собственникам и международной организации, – моветон. IMHO, конечно.

 

Источник: Экономическая правда, колонка автора

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


девять × 1 =