Защита: Если упования нет…

17.07.2015 / / Мнений — 152 / Статей — 112 / Дата регистрации — 23.09.2013

Мир во зле лежит

оружие1Христиане, хоть и не от мира по духу, по словам Христа, но вынуждены в этом мире жить, работать, воспитывать и растить детей, обеспечивать себя, контактировать с людьми других вер и без веры вообще, учиться любви, действовать в правовом поле законодательства конкретной страны. И это все в мире. Это не царство Бога и жизнь будущего века. Здесь – царство греха во всех его проявлениях, явных и замаскированных. Есть и масса нейтральных явлений и видов деятельности. Христианин не должен участвовать в делах греха. Об этом прямо говорит, и Христос, и апостолы.

Мир, в основной массе не верит в Христа. Даже те, кто называет себя православным, католиком или протестантом, не всегда имеют веру. Очень часто люди религиозны, могут посещать «богослужения», производить культовые действия, но веры не имеют. Т.е., они исповедуют Богом Христа и Троицу, но живут по мирским законам и пользуются всеми механизмами функционирования цивилизации падшего человечества. Не имея стержня веры, люди утрачивают свою христианскую неотмирность (а многие ее никогда и не имели, и понятия не имеют, что это такое). В результате, номинальные верующие и маловеры имеют ту же систему ценностей, что и люди неверующие. В области человеческих отношений в лучшем случае рулит всем справедливость и приоритетная любовь к себе (не любовь).

Имея такой базис, люди склонны охранять свою жизнь, здоровье и даже имущество, отбирая здоровье и жизнь обидчика. И это им кажется справедливым. Смертная казнь за убийство объективно выглядит справедливо, если нет раскаяния. Но его нет сейчас, хотя может возникнуть в будущем («Побег из Шоушенка», не главный герой). Потому смертная казнь – это человеческое превышение полномочий.

Убийство же лишь при угрозе убийства – это уже несправедливость. И мир этого не видит, что в подавляющем большинстве случаев противостояния с оружием справедливости нет и в помине, не смотря на стремление к ней.

И еще более странно, когда к этому же стремятся и верующие люди, забывая Божье: «Я воздам», «Я отомщу». И если человек отдаст правосудие в руки Божьи, по вере, то Бог это сделает с максимальной пользой, по любви, и к преступнику, и к жертве. Я уже приводил пример в прошлой статье по этому поводу. Но при отсутствии веры человеку свойственно надеяться на человеческие цивилизационные факторы в области защиты от насилия: полицию, личную охрану, крепкие замки, стальные двери, пуленепробиваемые стёкла, бронеавтомобили, и, естественно, оружие.

Грубо говоря, человек надеется на себя, и то, насколько он правильно сложит пасьянс защитных факторов от ожидаемых рисков. Личное оружие в этом пасьянсе учитывают не все люди, поскольку даже люди неверующие не все готовы взять и выстрелить в другого человека, даже в случае угрозы. В неприятии может лежать что угодно в широком диапазоне: от трусливости до принципиального пацифизма. Но большинство неверующих людей в зрелых экономиках и развитых цивилизациях все же готовы защищаться с помощью оружия. И многие имеют стволы, и в Америке, и в Европе, ибо интуитивно понимают общий иррациональный принцип проявлений зла, хотя и не связывают его с падшей природой человечества. Зло просто есть данность этого мира, и защита от него – вынужденная мера. Значит, чтобы реализовалась частная субъективная справедливость, оружие должно быть под рукой.

Верующие же просят «избавить нас от зла» в конце молитвы «Отец наш Небесный». И если просят с верой – получают. Все остальные, кто не получает ощутимой помощи и кто на нее и не рассчитывал, идут путём самостоятельного страхования от зла, открыто демонстрируя свою самость и недоверие Богу. К сожалению, в этой колонне оказываются и те, кто называет себя христианином, оправдывая себя тем, что мир во зле лежит. И нужны собственные усилия по противодействию злу, забывая, что и волос с нашей головы не упадёт без воли Бога.

Самопомощь

Речь, конечно, пойдет не о мэре Львова Садовом и его парламентской партии))). Но в лозунге «Если хочешь, чтобы было хорошо, сделай сам» – весь гордый и самоуверенный человек. В отношении дел человеческих, которые мы и так должны делать, вопросов нет. Лозунг оправданный с позиций сиюминутного эффекта, но с позиций менеджмента всё равно не верен.

Но сегодняшний предмет статьи в альтернативе имеет не другого человека, кто, по нашему мнению, сделает хуже нас. В попытке купить пистолет и навязать это клише всему обществу, лежит глубокое недоверие Богу, что в критической ситуации Он за нас защитится, если мы возложим наши надежды на Него. И ладно, когда легализацию проповедуют люди неверующие. Если стать на их позицию безбожия и понимания низкой эффективности карательных институтов государства в предупреждении преступных действий граждан, то я их понимаю и поддержал бы, если бы сам был неверующим.

Убивает больше всего то, что и верующие не доверяют Богу. Т.е., вера получается в стиле: «Господь, я верую, что Ты приходил, пострадал и воскрес. Я стараюсь исполнять твои заповеди, но я не верю в твою помощь». И это неверие я понимаю. Люди верующие, но не имеющие опыта исполнения молитв (своего или близких знакомых), который выходит за рамки случайности и простой удачи, не могут исполниться надежды на Господа в будущем. И потому они пытаются чисто человеческими средствами застраховать все, даже самые редкие и непрогнозируемые риски. И этим убивают свою веру и надежду, убивают в зародыше попытки сердца научиться доверять Господу. Потому, я глубоко уверен, что самопомощь в защите и страхование насилия потенциальным контрнасилием – это системный могильщик действенной веры в человеке. Не просто отказ от проявления веры, а именно усугубление маловерия, когда в молитве и просьбе к Богу всегда присутствует «Авось». Авось поможет, а пока буду делать сам. А если на Бога надеяться по остаточному унизительному для Него принципу, то с какой радости Он станет помогать?!

И что делать? Получается замкнутый круг, на веру. Иметь или не иметь оружие такому номинальному христианину, который только исповедует предмет веры, но не доверяет своему Богу?

Могут ли недоверяющие Богу христиане носить и применять оружие?

Могут. Для защиты. Причем, защиты любой: и себя, и членов своей семьи, и просто ближних. Т.е., любая защита, включая защиту родины, на которой живут ближние, к которым хотят применить немотивированное насилие, оправдана, как крайняя мера. Оправдана маловерием, но затрудняет спасение, ибо находится на грани между защитным убийством и жестоким убийством (которое есть грех). В пылу противостояния очень легко впасть в озлобленность и мстительность, что приведёт к тяжкому греху. Проявление жестокости, иногда, и по-светски мотивированной, в христианской ценностной системе координат затрудняет или полностью нивелирует проявления любви к врагу в уподоблении Тому, Который «и злых любит».

Защита с оружием оправдана даже в Новом Завете, хотя не указано от кого и как, ибо мы не встречаем в Новом Завете противостояния христиан с оружием человеческому насилию. В следующем отрывке видно, что у апостолов есть мечи при себе, хотя они ходили с Христом, и ни в чем не знали нужды. И даже на будущее, в отсутствие Христа, рекомендуется оружие приобрести. 35 «Когда Я посылал вас — без денег, без сумы и без обуви, — нуждались ли вы в чем‑нибудь?» — спросил их Иисус. «Ни в чем», — ответили они. 36 «Но теперь, — сказал им Иисус, — пусть тот, у кого есть деньги, возьмет их, пусть возьмет и суму, а у кого нет, пусть продаст свой плащ и купит меч. … 38 «Господь, вот здесь два меча!» — сказали они. «Довольно!» — ответил Он. (Лк. 22:35-36,38)

А для нападения оружие может применяться христианином? Вопрос более сложный, но тоже может иметь позитивный ответ только в случае агрессии по форме, но не по содержанию. Если христианина призвали в армию, и армия защищает родину, как в сегодняшнем случае защиты Украины на Донбассе, то стрельба по врагу, даже в превентивной атаке, будет исполнение функции защитника. Т.е., всегда нужно смотреть не на форму, а на суть действия. И если в его базе – защита, то применение оружия на поражение оправдано. Даже если конкретный враг в данный момент времени не проявил агрессию. Просто он одним своим пребыванием на нашей земле уже превращается в агрессора, а мы – в защитников. Если расстояние, точность стрельбы и время на размышление позволяют, то лучше всегда стараться ранить врага, не пытаясь его убить. А вообще, на войне как на войне. И христианин по исповеданию, «под приказом», должен подчинится властям, ибо они призывают нас к защите на справедливой стороне. И ссылка на Откровение: «Не будут обучаться войне» – не уместна, ведь это сказано о тысячелетнем царстве и жизни будущего века.

Не уместна и ссылка на заповедь «не убивай» из декалога Моисея. В оригинале: «לֹא תִרְצָח». Использованный глагол «רְצָח» обозначает безнравственное преднамеренное убийство (ср. англ. murder), в отличие от любого вообще убийства, например в результате несчастного случая, в целях самообороны, во время войны или по решению суда (ср. англ. kill). (Так как сама Библия предписывает смертную казнь по решению суда в результате нарушения некоторых заповедей, этот глагол не может означать убийство вообще, при любых обстоятельствах). Если обобщить, нельзя убивать из личной ненависти, ревности, презрения, или корысти ради. Это запрещено. Но, защищаясь, убийство допускается, но должно подлежать суду.

Потому христианин может воевать в рамках защиты своей Родины, поскольку его Родина в мире, мир во зле и неверии, а неверие порождает чисто человеческие методы противостояния и страхования. Убийство врага будет защитным, в рамках глобальной самообороны. Главное не убивать так, как это делает российское, бурятское, чеченское и другое отродье в рамках «Русского мира» на Донбассе. Без пыток, без садизма, без отрезания голов, без ненависти, технически, по-европейски, объясняя, что вы, ребята, не на своей территории.

И христианин, если его призвали к защите Родины, не должен прикрываться пацифизмом и нежеланием брать в руки оружие. Иначе он воспользуется чужими жертвами людей неверующих ради спасения его и его семьи, к чему он не имеет никакого отношения. Это будет крайне дурно пахнуть. Потому, пока мы в этом мире, воевать придется. И хотя в полном смысле защитное убийство – это не грех к смерти, но это и не безобидное действие, совсем не искажающее природу. Потому и не разрешил Бог Давиду строить храм, поскольку у того на руках было много крови. Значит, какое бы убийство не было, пусть даже самое оборонительное, оно остается убийством. И это пример из Ветхого Завета, а в Новом Завете всё жёстче.

Христос считает грехом даже мысли: 21 Вы знаете, что предкам вашим было сказано: «Не убивай!» Тот же, кто совершит убийство, должен ответить за это перед судом. 22 А Я говорю вам: даже тот, кто гневается на брата, должен ответить за это перед судом; тот, кто скажет брату: «Дурак!» — должен ответить перед Советом; тот, кто скажет: «Отступник!» — должен ответить в огне геенны. (Мф. 5:21-22). (Небольшое отступление для любящих бросаться словом «еретик» (отступник) в сторону других христиан – рекомендую внимательно перечитать последнюю фразу цитаты.)

Если сопоставить два места, где Господь показывает, что Его учение жёстче ветхозаветного (о приравнивании гнева убийству и заповеди о любви к врагам), то получается, что ключевым критерием оправданности защиты является отсутствие ненависти при вероятности убить человека. Т.е., мотив – чистая защита, без стремления выместить зло или завладеть принадлежащим ему.

Возможно, вы даже убили случайно, не желая того. Да ненависти не было, формальное оправдание в кармане. Но есть ещё один нюанс. В случайном убийстве с применением оружия вы взяли на себя суд и возмездие. Конечно, есть вероятность, что Господь вашей рукой осуществил возмездие. Но вы-то этого не знаете!!! Каково будет жить с кровью на руках, особенно, если нападавший не имел даже возможности проявить насилие? Ведь, очень часто, дальше угроз дело не заходит. А вы уже перерезали чью-то судьбу.

Суд и лишение выбора

Убив, мы осуществили суд, и даже произвели крайнюю форму наказания. А мы не должны судить. Берём тот же пример: вы, во время защиты, убили человека. Случайно, вместо плеча пробили сердце, или вместо ноги попали в живот. Человек умирает от вашей превентивной защиты, не успев вам сделать ничего, кроме угроз. Отбросим юридические человеческие моменты превышения необходимой защиты. Есть то, что важнее этого. Вы лишили человека возможности раскаяния. Вы вынесли суд: «Достоин смерти!» И сами же исполнили приговор! А не много ли вы на себя взяли?

Мне могут сказать, что Бог это предвидел, и сие есть возмездие этому преступнику, которого убили. Но предвидение Бога не отменяет свободу нашу и нашего противника. И отобрав жизнь, мы отобрали и выбор. Причём, покупая оружие, христианин наперед знал, что подобная ситуация возможна, и даже моделируема.

Даже если Бог это и предвидел, то убивший в процессе превентивной защиты поступил не по заповеди любви. Не просто о любви к ближнему, как к самому себе. А Господь сказал: Я даю вам новую заповедь: любите друг друга. Как Я вас полюбил, так и вы люби́те друг друга. (Ин. 13:34) Т.е., речь идёт о жертвенной любви, о любви, готовой за другого отдать жизнь, даже когда ее забирают категорически несправедливо. Как в случае Христа – с унижениями и оскрблениями.

Но даже базовая заповедь «Возлюби ближнего как самого себя» также исключает убийство или нанесение увечий в рамках защиты, ибо мы сами себя не убиваем и не увечим (если с нашей психикой всё в порядке). Потому превентивный выстрел в насильника, если приходится перейти от угроз к действию, это нарушение исходной заповеди любви, даже не касаясь частностей, которые некоторые пытаются игнорировать. Это даже нарушение справедливости. Любовью тут даже не пахнет.

Почему первые христиане не вступились за ап.Иакова? Почему не вступались за Петра в Иерусалиме и несколько раз за Павла в Малой Азии? Они только молились. Примерно в то же время царь Ирод начал гонения на некоторых членов церкви. 2 Он обезглавил Иакова, брата Иоанна. 3 Увидев, что иудеям это пришлось по нраву, он арестовал и Петра. Это было во время праздника Пресных Хлебов. 4 Схватив Петра, он велел держать его в тюрьме, назначив для его охраны четыре смены караула по четыре воина в каждой смене. Сразу же после праздника Пасхи Ирод намеревался судить его в присутствии народа. 5 Все это время Петра держали в тюрьме, а церковь неустанно молилась за него Богу. (Деян. 12:1-5)

В нашем сегодняшнем понимании, надо было бы организовать Майдан, прихватить домашнее оружие и вытребовать лидера обратно. Даже не так. Просто не позволить схватить, ходя с мечами. Ведь власть была у римлян, а у Ирода, так, полувласть.

Павла, в Малой Азии, схватили язычники и повели к властям! Куда это годится?! Павла изображают на иконах с мечом. Но раз его один раз побили без суда, значит, он не пользовался привилегией гражданина ходить с мечом, и гражданина в нём не узнали в Филлипах, когда избили его и Силу за изгнание беса из рабыни пророчицы. Сам Павел сказал о привилегии представителей власти ходить с мечом так, что к нему это не относится. А если делаешь зло, тогда бойся: они не напрасно носят меч, они слуги Бога и исполняют Божий приговор над теми, кто творит зло. (Рим. 13:4) Значит, он не носил меч. Раз «они» с мечом, то говорящий – без меча.

И в иной раз другие христиане его не отбили, когда избитого до полусмерти Павла бросили за городом, посчитав мёртвым. Т.е., не было практики у христиан доставать мечи и ножи, и пускать их в ход. И у Павла меча не было, сколько не рисуй иконы, где Павел с мечом.

крестовыеСколько осуждения получили крестовые походы, когда типа благое дело делалось оружием и на крови. А ведь они шли защищать святыню. Святее защиты сложно придумать. А результат – бесславное отступление. Не угодно это было Господу.

Практика первых христиан диссонирует даже со взглядами англиканина К.С.Льюиса! Рэнсом убивает профессора Уэстона в «Переландре», исповедуя противление злу силой. Мне кажется в Льюисе просто проявилось англиканское мировоззрение, имеющее в корне католицизм с воинственностью и нормальным отношением к решению проблем с помощью оружия. Но этой практики нет в Новом Завете. Павел таинственным образом предает кого-то Сатане. Петр возмущением духа отбирает жизнь у Анании и Сапфиры. Но оружием апостолы не пользуются. Об этом нет даже намёка.

Лично Павел очень не хотел кого-то судить: Я даже сам себя не сужу. 4 Хотя на моей совести ничего нет, это еще не значит, что я тем самым оправдан. Но судья мне — Господь. 5 Так что ничему не выносите приговора до времени, пока не придет Господь. Он и выведет на свет все, что скрыто во мраке, и сделает явными даже тайные помыслы. (1 Кор. 4:3-5)

Для меня в этом урок, что глядя на дела человеческие, а не на сердце, я могу убить человека. Но видя его сердце, и понимая, что дальше угроз он не пойдёт, я конечно же не стал бы применять оружие. И Бог именно так видит, а мы – нет. Но покушаемся отнять у человека то, чего и Бог не делает. Может, потому и отсутствуют примеры самообороны в Новом Завете? Может в самом наличии оружия есть что-то провоцирующее и для преступника и для жертвы? Ведь наличие заметного или незаметного другим нашего оружия может изменить, и наше поведение, и поведение нападающего.

Оружие как осознанная потенция

Что есть оружие? Это средство, выдуманное человеком, для увеличения наших специфических возможностей, связанных с защитой и агрессией. Даже выломанная штакетина из забора или подобранный камень существенно повышают сопротивляемость и силу агрессии человека. Хотя оружием эти вещи не называются. Но они являются одним из его примитивных форм, если применены для защиты или нападения. Так же оружием по содержанию являются и специальные навыки борьбы (бокс, каратэ, и другие единоборства).

Вопрос не в том, можно ли иметь оружие? Вопрос в потребности защиты с помощью оружия. Самый сложный вопрос находится в плоскости целесообразности ношения оружия.

Я вам приведу несколько примеров о своем окружении, из самой реальной жизни. Истории не выдуманы мною под статью. Они мне дают пищу для мысли, что если человек надеется на себя и своё оружие, а не на Бога, то Господь посылает испытания для его вразумления.

Один мой товарищ уже после школы и даже армии увлёкся восточными единоборствами именно из соображений защиты, не более. И весьма в этом преуспел. И что вы думаете? Чем он становился профессиональнее, тем чаще ему попадались случаи, когда его задирали, и он вынужден был защищаться. В выпившем состоянии он и сам мог повыпендриваться, что греха таить. Но против лома нет приема. И ребята, которых он наказал за дерзость, в следующий раз запаслись арматурой и увеличили своё количество. В результате – была перебита нога, сломаны ребра, слегка помят череп. В общем, человека еле спасли. Он восстановился почти полностью, но реакция стала намного хуже, некоторые связки полностью не восстановились, и навык к единоборствам был значительно утрачен. И… искушения прекратились.

О странной зависимости между возникновением искушения в связи с ростом самоуверенности мне говорили и другие люди, проверившие это на своей шкуре. Один из них отговаривал меня, когда мне захотелось научиться фехтовать на палках. Когда собирался писать эту статью, у некоторых знакомых, к которым был доступ, спросил об ощущениях, когда ты вооружён. Я не буду пересказывать всего, что мне было сказано, но, по сказанному ими, меня осенила мысль, что дело может быть в… глазах, походке, и положении тела.

Не смейтесь сразу. Христос говорил, что глаза – зеркало души. Не привыкший к оружию человек (или, до овладения карате, привыкший к своей слабости), не имеет навыка вести себя естественно, когда его сила и потенции в противостоянии резко увеличились. Но осознание этого, и понимание превосходства над серой массой без оружия и навыков восточных единоборств, может отразиться в глазах человека. Мужчины очень чётко улавливают подобный взгляд. Для вменяемых и добрых людей – это предупреждение, а для злых – вызов! Т.е., дело не в том, что Господь посылает искушения человеку за то, что он стал больше надеяться на себя и свое оружие, а не на Него, а в том, что человек просто сам притягивает эти искушения на себя. Конечно, Промысел Божий может присутствовать, но в основе – самомнение и самоуверенность владельца оружия, что отразилось в его поведение и отмечено во взгляде.

Я помню, что в армии, если посмотришь глаза в глаза нашим дедам-кавказцам, то в ответ была видна явная злоба и раздражение самца, что его другой самец не боится. Соответственно, в ответ была всегда неизменная фраза: «Эээ, тии чево так на меня смотришшь, аааа?!» Хотя я, конечно, смотрел без вызова и самоуверенности. Это потом я понял, что лучше на этих озабоченных гордостью самцов вообще не смотреть. Спокойнее жизнь будет. Хотя в общении часть тех же грузинов, армян и североосетинцев были вполне вменяемые люди, когда говоришь с ним один на один. Но уверенный взгляд их раздражал неизменно, если они в толпе земляков. Тут срабатывало, и тщеславие, и ограждение, и ощущение безнаказанности за индивидуальную дерзость при поддержке «стада». Особенно, если им хотя бы на йоту показалось, что они превентивно накажут встречную дерзость. Я думаю, что те же мотивы бывают и у гопников, которые заметили уверенность в глазах «жертвы», но понимают, что их больше. Хотя, если бы у человека не было под рукой ствола, то его взгляд был бы без вызова, и его никто не тронул бы.

Представим себе ситуацию, что завтра грохнула легализация. Посмотрим, что произошло на Донбассе, пока местные не взялись за наведение порядка. Бандиты и другие представители «дна», получив автомат и пару рожков, превратились в хозяев жизни. Но даже простые жители Донбасса, шахтёры и рабочие, одев форму сепарастов в комплекте с автоматом, получили такой социальный лифтинг, что многим посносило крыши. Началось масштабное мародёрство, отжимы, насилие. Да, большинству не снесет. И этот аргумент я не привожу против легализации, как некоторые подумают. Я о всё тех же глазах.

У меня хватит выдержки вести себя как обычно, и то, вопрос ещё. Я так рассуждаю гипотетически. Но если чел 40 лет прожил без оружия, и тут его заимел, то это будет для опытного преступника видно невооружённым взглядом. По неопытному двадцатилетнему может даже не меньше. И если в иной ситуации, решив завладеть кошельком, достаточно было просто произвести угрозу, то при опасениях вооружённой защиты вас предпочтут вывести из строя, и нередко весьма варварским способом, вплоть до непреднамеренного случайного убийства. И оружие, кстати, заберут, которое будет дополнительной премией грабителю. А техничные отстрелы трёх-четырёх нападающих по ногам при вашей неповреждённости оставьте в удел профи и голливудских фильмов. В жизни к этому способны единицы.

Развитые страны заплатили огромную цену жизнями граждан в первые десятилетия легализации оружия. Правда, теперь, говорят, у них преступность ниже. Нас ждёт то же самое, на пару поколений привыкания к оружию, как к норме. И многие будут жертвами просто наличия оружия у них самих.

Мы – не рабы

Ссылаясь на пример из Писания, что у израильтян не было оружия во времена царства Саула, а у филистимлян – было, и израильтяне были де факто в рабстве, сторонники ношения оружия говорят, что наличие стволов на руках больше заставит власть прислушиваться к народу. Отсутствие же оружия у людей формирует рабскую психологию.

Ну это уже чистая манипуляция. В цивилизованных странах недовольство властью решается через выборы. А попытки противостоять полиции с оружием в США или Германии заканчиваются плачевно. Сейчас не времена рабства. У власти достаточно механизмов решить проблему с незаконопослушными гражданами. И решать политические вопросы стволом… Это уже будет смахивать на Ровенщину в масштабах всей страны времен бандита-радикала Александра Музычко (Саши Белого).

Снижение уровня ценностей

А вообще представьте новость: Защищая от грабителей случайного прохожего ревностный прихожанин-католик застрелил трех преступников и двух ранил. Первое, конечно, «защищая». Ах какой молодец! Но потом приходит отрезвление. Христианин завалил троих! Из-за кошелька! А знакомый с Писанием еще осознает, что завалили пытавшихся забрать «плащ», и которым надо было отдать, и «рубашку» тоже. И последствия отголоска этого события в сердцах и памяти неверующих создадут стереотип: «Эти христиане ни чем не лучше всех остальных, ничего в них нет особенного (неотмирного), лучше пойти в миролюбивый буддизм. Да и вообще, ну его эту религию». И получится по словам апостола, что за грехи христиан поносится Имя их Бога. Хотя, в основе был праведный поступок – защита ближнего.

Скользкие ситуации

Или ситуации придумываемые неверием христиан в оправдание ношения оружия.

Мы оказываемся свидетелем попытки насилия женщины. И мы должны помочь. Я не слышал о ситуациях, когда насильник насилует при свидетелях, кроме редчайших случайностей. И в этих редких ситуациях достаточно твердости защитника. Оружие даже доставать не обязательно. Но этот случай больше выдумка для оправдания, без схожести со случаями изнасилований в реальной жизни.

Мы становимся свидетелями насилия группы хулиганов к прохожему. И мы понимаем, что без оружия мы ему ничем не поможем. Вроде как оружие нужно. И я, рассматривая подобную ситуацию, в теории с этим соглашаюсь. Но с другой стороны, у них тоже может быть оружие (если оружие легализовано). И если меня на мушку возьмут двое против одного, то я в проигрыше. А если нападающие – шпана и отморозки, то могут выстрелить без предупреждения, причем, не по ногам. И что толку? Я как христианин, вряд-ли пойду на превентивные выстрелы, без предупреждения. Да и нападающие могут прикрыться жертвой, да еще наведя на нее ствол, вынудить защитника сложить оружие.

Потому меня всегда умиляло, как защитники идеи ношения оружия рассказывают и выдумывают случаи, когда оружие помогло, как будто все его собственники бывшие спецназовцы. Хотя случаев отбора оружия с ухудшением последствий для жертвы достаточно, и в фильмах, и в жизни. А ведь в реале еще проявляются моменты, которые в тренировочной стрельбе никогда не проявлялись – неготовность выстрелить в человека на ранение или поражение, о которой человек мог не догадываться. Даже если перед ним явный негодяй, уже натворивший кучу злодеяний, и он их увидел. Ну не сработал палец на курке первым, а у привыкшего нажимать – сработал. И все. Хотя без оружия в той же ситуации все могли остаться живы.

Рецепта нет

Мне говорили, что есть унижения от насильников, которые хуже смерти, и что лучше защитить от такого насилия. А бывает еще садизм. Не буду спорить, может так и есть. Хотя это основание может подводить гордость, а не чувство собственного достоинства. В любой ситуации достоинство можно сохранить, даже без оружия. Но хотелось бы не только абстракций, но и конкретики, с учетом психологии преступника. Т.е., не так что, а давайте мы выдумаем что-то заковыристое, чтобы доказать нужность оружия даже христианам.

Около года назад был в новостях случай с украинскими десантниками, не захотевшим на Донбассе сдаться бандитам из «Русского мира». Говорят они стали в круг, сбросили броники, а в центр бросили последнюю гранату. Не знаю, правдивая эта история или фейк, но они заслужили поступком уважение сепарастов, сохранив смертью себя неповрежденными для самолюбия. И любой человек со светскими ценностями поймёт и оправдает этот поступок. А для меня, как христианина, много вопросов. И значительная часть из них рождается потому, что у меня не было подобного опыта. Я могу теоретизировать, но грош цена этой теории, если у меня не было выбора в жизни между жизнью, смертью и унижением в одной упаковке. Но я попробую, поскольку эта статья верующего, прошедшего тяжёлую армию в окружении судимых в стройбате.

В поступке десантников явно нет веры и надежды на помощь Бога, ибо они видимо были неверующие. Они не учитывали нарушения суверенитета Промысла в отношении человеческой жизни при самоубийстве. И вместе с тем, есть понимание, что опытные воины приняли во внимании в этом решении то, о чем я могу и не догадываться. А могли и ошибиться, ибо в экстремальных ситуациях часто принимаются неверные решения.

На этом примере для себя я решил, что критериев правильности решения у меня пока не возникло (в подобных ситуациях). Вынести чёткую оценку поступку не получается. Даже на войне не всегда ясно, что делать и какое решение будет более правильным. А в мирное время наличие оружия еще не гарантирует личное решение его применения. Рецепта нет, если у вас есть оружие. Можно с оружием потерять достоинство, убив с пристрастием, а можно без оружия сохранить достоинство, хотя тебя пытались унизить. Хотя на Иисуса плевали, били по щекам, били палкой по голове, предварительно одев терновый венок, кто сказал, что от этих действий Господь потерял достоинство? Хотя мог бы броситься со скалы и не терпеть мучений и издевательств. Но Он показал нам пример. Потому к поступкам самоубийств даже на войне у меня негативное отношение, хотя я понимаю, что злобы и ненависти к самому себе в этот момент нет. И мне не понять до конца людей, сидя за компом в мирном Киеве, которые оказались без оружия под дулами садистов из России. Не мне оценивать поступок воинов, выбравших путь быстрой смерти, хотя есть ощущение его неверности в свете примера Христа.

Я понял что произошло. Люди лишились оружия и сразу же лишились надежды. Они привыкли надеяться на оружие и на себя. Для армейцев и людей неверующих – эта позиция оправдана. Но она точно так же приучает к надежде на себя и на оружие христиан, которые обзавелись оружием. И если они попали в переделку и оказались безоружными, то они будут досадовать на свою непредусмотрительность, вместо того, чтобы молиться и решать проблему по-христиански. И чем устойчивее привычка таскать валыну, тем меньше надежд на защиту от Господа и его помощь, тем меньше места для веры.

Потому я, скорее всего, не стану ее покупать из соображений защиты и самообороны от людей.

Выводы

  1. Религиозность человека при отсутствии веры или маловерии порождает псевдохристианскую позицию самонадеянности.
  2. Самонадеянность порождает потребность застраховать любые риски, включая маловероятное насилие.
  3. Для маловера страховка от насилия видится в постоянном ношении оружия.
  4. Даже постоянное наличие оружия не решает проблему безопасности в связи со многими факторами частного насилия: неожиданностью нападения, несвоевременной подготовкой к бою, возникновением ценного заложника, вооруженностью и количеством нападающих, психологической неготовностью стрелять в человека, ощущением превышения применением оружия ожидаемой меры угрозы, и т.п.
  5. Случайное убийство при защите, особенно при превышении необходимой меры защиты, производит суд и возмездие на усмотрение человека, которое может оказаться глубоко греховным и подводящим убийцу под осуждение от Господа.
  6. Проявления страстной ненависти к насильнику и убийство при защите приводит человека к тяжкому греху.
  7. Наличие оружия у неуравновешенных лиц, может провоцировать вызывающее поведение, которое дополнительно может провоцировать насильников.
  8. Первые христиане не защищались оружием от насилия и не носили оружие. Даже Павел.
  9. Рекомендация Христа продать плащ и купить оружие может относиться к периоду от распятия до Пятидесятницы, пока не был послан Заступник, раз в апостольский период мы не видим защиты христиан с оружием в руках.
  10. Позже, во время гонений, христиан, которых бросали на арену львам, было не мало. Были и знатные среди них. И нигде не слышно, чтобы они оказывали вооруженное сопротивление и бунтовали против римской власти.
  11. Оправдание наличия оружия у христиан ради возможности бунта против власти не выдерживает никакой критики, свидетельствуя, что такие «христиане» собирают своё богатство на земле, а не на небе.
  12. В непротивлении злу христиане подражали Христу, стараясь быть его истинными учениками.
  13. Совершение убийства христианином, особенно с превышением меры обороны, приводит к снижению ценности христианства в глазах неверующих, и отталкивает от него потенциальных верующих. Этим поносится Имя Божье.
  14. Привычка ходить с оружием убивает в христианине надежду на Бога и его помощь, формируя самодостаточность. Глубоко в корнях этого обитает гордость и самоуверенность.
  15. Оружие христианин может иметь и владеть им. Но его применение чревато многими негативными духовными последствиями.
  16. Применение оружия в экстремальной ситуации при ограниченной информированности чаще приводит к неверным решениям, когда применение оружие приводит к грехам различной тяжести
  17. Оружие без ненависти можно применить на поражение на войне, куда призвали власти, и выдали оружие. В этом случае даже преднамеренное убийство врага не является грехом к смерти.
  18. Учитывая все вышенаписанное, автор этих строк не видит потребности в оружии для самообороны христианина, если иметь упование на Господа и Его защиту, описанную Давидом в 22 Псалме.

 

 

Часть 1 «Защита: оружие или вера?»

Часть 2 «Защита: вера и надежда»

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


− восемь = 1